Leeds 2012: как это было, день второй

Второй день фестиваля в Лидсе, может быть, был дождливым и грязным, но Musical-Express этого не почувствовал, стоя в уютном тенте NME. Феерические The Hives, импозантный Лиам Фрэй и пронзительно искренние The Maccabees - причин, чтобы зависнуть здесь на весь день, было предостаточно.

СУББОТА

 

Удивительно, но факт – дерьмишка вокруг за ночь прибавилось немного. С утра Musical-Express решает простоять весь день возле уютной NME Stage. Во-первых, она закрытая, а дождь, лениво капающий по брезенту, намекает, что уж сегодня-то он точно возьмет реванш. Во-вторых – и это, без сомнения, куда более важная причина – там просто охренительный лайн-ап: Foster The People, The Maccabees, The Courteeners и… The Hives! Do you want to see The Hives, ladies and gentlemen???

 

Вот и мы хотим.

 

По пути к NME-тенту Musical-Express ненадолго зависает у BBC Stage, где как раз для пары десятков человек выступают молодые ирландцы Funeral Suits. Очень старательные парни, меняются местами после каждой новой песни и играют что-то неожиданно бодрое – вопреки собственному названию. Не путайте с Funeral For A Friend – вообще ничего общего. Надо будет послушать повнимательнее.

 

 

Hadouken!
NME Stage, 12.45

У группы Hadouken! очень красивый худой гитарист, немного похожий на Джареда Лето. Он неустанно прыгает и улыбается, и эти его действия как-то помогают отвлечься от всего того, что происходит вокруг. А вокруг сходят с ума школьники. Эй, кто вас вообще сюда пустил? И вообще, как же сказочки относительно того, что первую половину дня у всех сцен практически свободно?

 

Может, и так. Но только не на Hadouken! Они же ИЗ ЛИДСА, мать вашу!!!

 

“You’re my OXYGEN you’re my OXYGEN you’re MY OXYGEN!!!” – как заведенные повторяют йоркширские ребята в зале, толпа нью-рейвовых зомби. Винегрет из яркого света, головокружительных прыжков, визжащей электроники и могучего ора крашенного блондина Джеймса Смита – временами это почти Prodigy. Отличное начало дня. Вдоволь напрыгавшись, школота отправляется обедать. Или завтракать, тут, в Брэмхем Праке, время не имеет никакого значения.

 

 

Friends
NME Stage, 13.40

«Лесли! Лееесли! С днем рождения, Лесли!» - кричат молодые люди в зале, пока группа Friends настраивает свои инструменты. Высокая девушка, вся в черном, – даже помада соответствует образу – спрыгивает со сцены и обнимается с поклонниками, а потом так же легко взбирается обратно. Она не вокалистка, но харизматична до чертиков, – и ее звериную женственность не способны испортить даже небритые подмышки.

Следующие полчаса Friends играют что-то невнятное, погружающее в транс. Саманта Урбани, крутобедрая вокалистка, всячески подчеркивает собственную сексуальность. Сладко мурлычет, трется обо всех подряд, ласкается к невозмутимой Лесли. Костюм тоже такой, провокационный – на голове фуражка, а шикарное тело облегает нечто, похожее на легкую пижамку.

 

И вот вопрос – разденется Саманта или нет. На сольных концертах Friends ее ничто не останавливает. Других интриг у их выступления нет, оно похоже на мягкоэротическую телепрограмму из 90-х, в которой главная героиня тянет с раздеванием, полчаса призывно улыбаясь в экран. Вот Сэм тепло поздравляет Лесли с днем рождения и дарит ей нелепую шляпу, вот она опять ритмично покачивает бедрами и – нет – все-таки не раздевается.

 

Ну и ладно.

 

 

Spector
NME Stage, 14.35

Рок-звезды так не выглядят, как вокалист группы Spector Фредерик Макферсон. После эротикона Friends он смотрится нелепо в своем белом костюмчике и в смешных очочках. Но погодите. Сейчас он перестанет казаться странным ботаном, потому что музыка Spector заполнит все пространство NME-тента, а сам Макферсон поднимет вверх указательный палец, и зал будет ему внимать.

 

Так и происходит. Фредерик протягивает к залу руки, словно вбирая в них внимание присутствующих, строит глазки девочкам в первом ряду, прыгает в стиле Пола Смита из Maximo Park и поет – а голос у него каких поискать. И если до того момента, как вы увидели Spector живьем, они могут показаться одной из тех групп, о которых вроде бы слышал, но что они поют – хрен вспомнишь, то после – к ним уже никак нельзя относиться с равнодушием. “Grey Shirt And Tie” пугающе грандиозна. “Chevy Thunder” - с откидыванием микрофона в сторону зала - бодрит не хуже стопки ягермейстера. А финальная “you know I’ll never fade away, you’ll know I’ll never fade away” застревает в голове намертво. Вот увидите, те, кто пришел в этот день к NME Stage, до самой ночи не отделаются от приставучей мелодии.

Съежившись у микрофона, потирая ручки, приглаживая и без того идеально зализанные назад волосы, Фредерик убедительно доказывает, что иногда рок-звезды все-таки выглядят именно так.

 

 

The Hives
NME Stage, 15.30

На сцене появляются чуваки-ниндзя – они готовят все для того, чтобы тут смогла достойно выступить самая зрелищная из сегодняшних групп. На заднем плане поднимается устрашающий плакат – огромный Пелле Хоулин Алмквист с безумными глазами растопырил пальцы; он кукловод, и сейчас все в зале будут плясать под его дудку. Распрекрасные шведы The Hives, знаменитые своими безупречными шоу, на сцене. Все в костюмах – совсем не похожих на костюм Фредерика из Spector, так, к слову. Что вы – совсем другой уровень, тут фраки и цилиндры, воплощенная элегантность.

 

“COME ON! COME ON! COME ON!” – целую минуту верещит Пелле, прирожденный фронтмен, под звуки горячего рок-н-ролла, требовательно подходит к краю сцены – ну-ка повторяйте следом!  «ПОЗВОЛЬТЕ СПРОСИТЬ, ЛИДС, ВЫ ГОТОВЫ? – кричит он. – ТОЛЬКО ОДИН ВОПРОС – ВЫ ГОТОВЫ???»

 

Цилиндр чудесным образом не падает с его головы даже тогда, когда Пелле прыгает по сцене и наклоняется, чтобы перевернуть усилитель, взобраться на него и прокричать куплет оттуда. Но вскоре неудобный аксессуар все равно летит за сцену, являя публике превосходную шевелюру вокалиста.

А поглядите на остальных! Николаус Арсон играет так, будто это он сам подключен к питанию, а не только его электрогитара. На “Hate To Say I Told You So” его колбасит так, что вот-вот полетят искры. Ну а ударник подбрасывает палочки – правда, они то и дело падают мимо его рук, но это мелочи.

 

Просто фейерверк, а не группа. Неутомимый Пелле спускается к фанатам и гордо идет вдоль барьера, пожимая руки и целуя плакат, адресованный Hives. Он уверенно управляет толпой, по его приказу все садятся, все прыгают, все кричат. Во время “Tick Tick Boom” группа эффектно замирает, и кажется, что это логичный конец представления, но нет, нет, шоу еще продолжается; “Patrolling Days” становится эпилогом всего великолепия.

 

 

The Blackout
NME Stage, 16.30

О да. Школьники вернулись и теперь вовсю пихаются в ожидании The Blackout. Тяжелая музыка тут в почете, на сцене начинается форменное безобразие. Шон Смит, вокалист с розовыми волосами, напоминающими о расцвете эмо-культуры, прыгает так, что весь его лишний вес неприлично трясется. Musical-Express также подозревает, что нижнего белья вокалист The Blackout не носит. Лучшим моментом выступления становится гениальный прыжок Смита лбом в колонку.

Так и задумывалось, очевидно.

 

 

...После Blackout любая группа покажется спокойной и приятной. А уж Passion Pit с их расслабляющими электронными мотивами так и вовсе – глоток свежего воздуха. Их сет – как отдых на берегу тихой речки, прибавляет сил в ожидании хедлайнеров сцены.

 

Но сначала выходит Грэм Коксон. Он очень сосредоточен, поджимает губы и играет будто бы для себя. Ему тут как-то неуютно, это ощущается с первой же песни. И вроде бы сетлист достаточно бодрый, но даже на “What’ll It Take” публика спит. Взаимодействия между залом и музыкантом никак не возникает.

Кто-то что-то кидает на сцену – и явно не в знак одобрения.

Ну, чуваки, некрасиво как-то.

 

 

The Courteeners
NME Stage, 19.45

Лиам из Манчестера, но не Галлахер. Эту простую загадку в Англии отгадывают моментально, потому что The Courteeners, вовсе не известные в России, тут уже давно считаются большой группой. Лиам Фрэй, красавец с модной прической, в модных очках магнетически притягивает взгляд. И когда снимает очки – крутизны не убавляется.

 

Что? В группе Courteeners еще кто-то есть, кроме Лиама? Этот негодяй забирает себе все внимание, и другим перепадает лишь тогда, когда он становится напротив кого-либо из остальных музыкантов, чтобы синхронно потрясти гитарами, или указывает на кого-то пальцем. Харизма, ну так что же, зря его Лиамом зовут?

 

Расслабляться после Passion Pit и Грэма Коксона не стоило – если кто-то забыл, как здесь умеют работать локтями, то ему сейчас живо напомнят. По Courteeners тут соскучились, парни давненько не давали концертов, и потому каждая песня – это какой-то дополнительный приток энтузиазма в зал. У мальчика рядом с Musical-Express сейчас вообще случится приступ, он весь извертелся, пытаясь как можно горячее выразить свою любовь к музыке манчестерцев. Ну как же Лиам этого не видит? Хоть бы кивнул одобрительно, что ли!

«ЛИИИИЭМ! ЛИИИЭМ! ЛИИИЭМ!» – любовно скандирует толпа, и Фрэй доволен. С глубоким чувством собственного достоинства он спокойно движется по сцене, да ведь и программа у Courteeners не особенно подходит для краудсерфинга или еще какого слэма. Находятся, правда, неугомонные, что готовы слэмиться даже под торжественную “Take Over The World”, исполнение которой более всего напоминает знаменитое пение британских стадионов. 

 

В конце Лиам спускается к барьерам. Несколько мучительных секунд он пристально смотрит на фанатов и наконец вручает тамбурин тому самому активному мальчишке, что весь концерт сходил с ума. Парень счастлив и через некоторое время его вытаскивают из первого ряда. Наверное, пойдет на Main Stage смотреть The Cure.

 

 

Foster The People
NME Stage, 20.50

А у Musical-Express еще здесь дела. Мастеров хитописания Foster The People надо посмотреть. Отставив ножку, Марк Фостер скользит по сцене в своем собственном танцевальном стиле, двигает попой и беззаботно прижимает к груди микрофон. Жестикулирует словно учитель пения в начальной школе, чтобы все вовремя прокричали «еее» и «ууу» на “Call It What You Want”. Как это по-летнему – хотя за пределами палатки, кажется, опять идет дождь.

 

Элемент шоу – появление огромных надувных чуваков в глубине сцены, двух персонажей с обложки альбома "Torches". Теперь не отделаться от ощущения, что кто-то наблюдает за всем происходящим сверху. Но так даже веселее.

 

«У-у! У-у!» – издает боевой клич толпа. Очень популярная тема на британских островах, чуть что – и начинается, и вот уже все вокруг кричат по-совиному. Марк умело миксует вопли фанатов с начальными аккордами “Pumped Up Kicks”, а уж припев этой песни он может не петь вовсе.

 

“All the other kids with the pumped up kicks…” – старательно выводят чуваки в зале, и вдруг пение сменяется оглушительными криками радости, – тысячи белых бумажек, словно крупные снежинки, вырываются откуда-то, кружатся в воздухе и осыпают собравшихся с ног до головы. Охренительно. Ошалевшие фанаты тянут вверх руки и вновь самозабвенно заводят свое «У-у! У-у!». Фостеров за «снегом» совсем не видно, и вот так, оставив за собой атмосферу безудержного щенячьего восторга, парни уступают место The Maccabees.

 

 

The Maccabees
NME Stage, 22.00

«Если я вас случайно задену, просто толкните меня как следует», – говорит нетрезвый и нескладный бритиш, улыбаясь, как блаженный. В этом изумрудном свете, льющемся со сцены, он кажется удивительно красивым, как и все здесь. Под завораживающее интро “Given To The Wild” лица и вправду у всех становятся благостными, да ведь как можно грубить и орать, когда со сцены звучит такой искренний голос, а по залу летают разноцветные воздушные шарики?

 

“Do you miss home?” – вопрошает Орландо в “First Love”. Да вы что – какой дом, хочется вечно стоять здесь, в этом уютном полумраке тента NME, наполненного добротой и чуть дрожащим голосом вокалиста Maccabees, пить сидр и танцевать, танцевать с незнакомыми людьми в обнимку. Чистое счастье. Четырнадцать песен счастья, серьезно.

 

Вы только оставайтесь, не уходите. Но нет, нет, время неумолимо, и вот уже яркие вспышки света бьют по глазам в такт первым аккордам “Pelican”. Какой-то тип в конце фан-зоны зажигает непонятно как пронесенный фаер, но на сцене там такая игра света, что фаер вскоре стыдливо гаснет. Лучше хлопать, и то правда.

 

После коротенького перерыва Maccabees возвращаются, чтобы сыграть еще две песни. “Feel To Follow” и “Grew Up At Midnight”, сопровождаемые многозначительными взглядами Феликса с экранов NME-тента и завораживающими пассами Орландо, – идеальное окончание многотрудного музыкального дня.

 

 

The Cure тоже уже отыграли, и, по идее, весь Лидс-фест должен сейчас находиться в задумчиво-меланхоличном настроении. Ага, ждите! Отовсюду несется знакомое поухивание, пипл серьезно намеревается отплясывать на дискотеке вторую ночь подряд. Но Musical-Express с дискотекой катастрофически не везет – стоит туда прийти, крутейшая музыка сменяется какой-то нудятиной или второсортным рэпачком. Ладно, впереди еще один день. Так что остается только пойти в палатку, напевая под нос... нет, почему-то вовсе не Spector, а “That kiss, it lasted too long…” The Courteeners. Вот ведь не спели, а все равно привязалась.

 

Текст - Мария Макарова


Самые популярные

IDLES: Куча людей нас ненавидит!

Дерзкие бристольские панки отвечают критикам, выступают против "классовой войны" и говорят о своем взрывном новом альбоме "Ultra Mono".


Читать дальше

Yungblud. Главный музыкант запертого на карантин мира

Нет разницы, что на нем: розовые носки и футболка из собственного мерча или юбка и колготки в сеточку - Yungblud принял все версии самого себя и успешно развивает как свое музыкальное движение, так и отношения с фанатами. 


Читать дальше

ТОП 5 клипов. Выпуск 1

Лучшее за 14-20 сентября


Читать дальше

Gorillaz выпустят первый сборник «Song Machine»

23 октября Gorillaz выпустят первый сборник «Song Machine», состоящий из 17 коллабораций с музыкантами разных жанров


Читать дальше

ТОП 5 клипов. Выпуск 2

Смотрим и слушаем лучшее за 21-27 сентября 2020.


Читать дальше

Мемы недели

Мемы прошедшей недели. Что обсуждали, фотожабили, и что ещё написал Лиам (это самое главное!)


Читать дальше

Мемы недели

Самаяе актуальная тема - пандемия и связанные с ней неприятности. 


Читать дальше

Два новых сингла от Smashing Pumpkins

Smashing Pumpkins выложили два сингла с нового альбома Cyr, релиз которого намечен на 27 ноября 


Читать дальше

Новый сингл AC/DC - Shot In The Dark

AC/DC представили  новый сингл Shot In The Dark. Это первый сингл c альбома PWR UP, который выйдет 13 ноября.


Читать дальше