Up The Bracket: бомба, начиненная беспокойством, озорством, злостью и гордостью

17 октября 2012 г., Разместилa: Мария Макарова

Десять лет назад The Libertines выпустили один из самых хаотичных и ярких дебютов в истории музыки. От неожиданной встречи с Мадонной до супергероев в студии и убежищ в туалете - Мэтт Уилкинсон разматывает клубок нерасказанной истории.

В первую очередь, спасибо этому фукин миру за The Libertines! Они действительно имели значение. Найдутся, конечно, скептики, которые будут сей факт отрицать, но эти люди ничего не знают. Они не понимают, что в 2002 году Питер, Карл, Джон и Гэри попали в эпицентр одной из величайших историй рок-н-ролла со времен панк-прорыва  1977 года, и что каждый музыкант, который действительно чего-то стоит сегодня, в большом долгу перед ними за то, что эти четыре мечтателя тогда сделали.



“Up The Bracket” вышел 14 октября 2002 года и словно молнией поразил кровоточащее сердце британской музыки. Оставим The Strokes и The White Stripes – они, конечно, были великими, но существовали слишком далеко от Англии, чтобы мы могли называть их своими. «Панк» в тот момент подразумевал толстых идиотов в мешковатых джинсах, поющих о погромах и об отношениях с Бритни Спирс. The Libertines полностью уничтожили все это дерьмо всего за 36 минут записанной музыки.


Они тогда не возглавляли чартов – это пришло позже, вместе с зависимостями и расставаниями, – но за 12 месяцев они разорвали Королевство в клочья. Хаос воцарялся везде, куда бы они ни пришли, и самое веселое, что вообще-то они не должны были прославиться, ни за что. Эти парни носили броги и пели о Тони Хэнкоке. Что может быть менее крутым? Но об этом они знали не хуже остальных, они брали риффы и слова у великих, от Dead Boys до Stones, - и создавали свою собственную классику.


Эстетически они на самом деле были самой крутой группой на планете. Никто не мог так вести разговор как Пит и Карл – как будто Джо и Мик, Лиам и Ноэл и Пит с Дадом (Pete&Dud – британский комический дуэт) слились воедино. Их джинсы не разваливались только благодаря клейкой ленте, их гитары были испачканы кровью и кокаином. Они знали все, что надо было знать о Лондоне, в них было больше души, чем в любом другом музыкальном позере, и они приглашали ТЕБЯ в СВОЮ гостиную - на самую великую домашнюю вечеринку на свете. А саундтреком, конечно, был “Up The Bracket”. Который в итоге стал самым влиятельным рок-альбомом последней декады. И вот его истинная история.


 

ВСТРЕЧАЙТЕ, В РОЛЯХ:

Пит Доэрти. Фронтмен Libertines. Мечтатель. Поэт. Отличные стихи, плохие зубы.


Карл Барат. Фронтмен Libertines. Гитарист-ловкач. Крутые пиджаки,а риффы и того круче.


Джон Хассал. Басист Libertines. «Тихий» малый. Был любителем выпить, ныне буддист.


Гэри Пауэлл. Ударник Libertines. «Милый парень». Без рубашки. Обычно.


Джофф Трэвис. Основатель Rough Trade Records. Слова песни “Frankly Mr Shankly” Моррисси написал о нем.


Пол Бэнкс. Вокалист Interpol. Сейчас также хип-хоп DJ – он взрывает танцполы в Нью-Йорке под именем DJ Fancypants.


Банни Пусчи. Бывший менеджер Libertines. Банни убедила  Пита и Карла угробить свое первоначальное сырое звучание в пользу звучания а-ля Strokes.


Бакстер Дьюри. Приятель Libertines по лейблу и сын знаменитого музыканта Йена Дьюри. Утверждает, что был напуган тем количеством наркотиков, которое употребляли музыканты.


Мэйрид Нэш и Табита Денхолм. Вместе они известны как DJ-дуэт Queens Of Noize. Во время успеха Libertines Мэйрид и Табита выпустили “Indie Boys Don’t Deserve It” – пародийную песню, написанную в соавторстве с Питом Доэрти. Табита встречалась с Питом в 2002, а Мэйрид сейчас является менеджером Флоренс Уэлч.



Джеймс Эндакотт. Бывший работник A&R Rough Trade, который подписал группу. Считает, что оригинальное воплощение Libertines (до смены стиля) звучало как «фукин The Wurzels».


Мартин Нобл. Гитарист British Sea Power и друг музыкантов по лейблу. Знал чуваков еще как «скиффловую группу, возившуюся с чучелом барсука».


Гордон Рафаэл. Продюсер. После руководства процессом записи альбома The Strokes “Is This It” Рафаэл приехал в Лондон, чтобы попытать удачу с The Libertines. Но не вышло.


Дин Фрэгил. Промоутер и друг группы. Он организовал «концерт свободы» The Libertines в Chatham’s’Tap’n’Tin в тот день, когда Пит вышел на свободу после ареста за то, что обчистил квартиру Карла. Сейчас рулит пабом и ночным клубом под названием The Bracket.


Бернард Батлер. Бывший гитарист Suede, продюсер “I Get Along”, “What A Waster” и “Don’t Look Back Into The Sun”. Отстранился от продюсирования “Up The Bracket”.


Дэнни Гоффи. Ударник Supergrass и полуфиналист Celebrity Masterchief, занимает видное место в книге Карла "Threepenny Memoir: The Lives Of A Libertine". Однажды Карл с ним жил.


Сара «девочка с фотоаппаратом». Пожелавшая скрыть фамилию девушка, которая запечатлела большую часть безумия Libertines в 2002-ом.


Грэм Коксон. Гитарист Blur и большой поклонник The Libertines. Определенно кое-что знает о неблагополучных группах с эгоистичным вокалистом.


Тони Линкин. Публицист Libertines в течение 2002-2004. Сразу после этого ушел из музыки.


Джанет Ли. Одна из боссов Rough Trade Records - вместе с Джоффом Трэвисом. Раньше работала в Public Image Limited.


 

Середина - конец 2001 года
THE STROKES ВЫСТУПАЮТ В HEAVEN; СЕМЕНА "UP THE BRACKET" ПОСЕЯНЫ


Банни Пусчи, менеджер Libs до 2003: «Питер и Карл находились в состоянии абсолютного отчаяния на тот момент. У них не было работы. Питер жил над Filthy MacNasty’s (паб/сцена в Ислингтоне), Карл был практически бездомным. The Strokes только что отыграли концерт в Heaven, который мы с Питом пришли посмотреть, мы вышли, купили “The Modern Age” и подумали: «Окей, они выпустили свой сингл, теперь и мы должны придумать что-то настолько же хорошее!»


Гордон Рафаэл, продюсер The Strokes: «Я был на афтерпати после концерта Strokes в Heaven, и Банни представила меня Питу. Он преклонил одно колено, взмахнул шляпой и спел мне песню. В общем, сделал предложение».


Банни: «После этого концерта я сказала им: «Слушайте, давайте попытаемся еще раз – думаю, если вы готовы изменить свое звучание, то вполне можете получить хорошее предложение по звукозаписи». У меня был дом на Копенгаген-Стрит, который я делила с другими людьми. Я просто заперла парней там и сказала: «Окей, вы пишете несколько песен, и я возвращаюсь». Они написали “Up The Bracket”, “Time For Heroes”, “What A Waster” и “Mayday”».


Карл Барат: «Нет, мы были не против, серьезно. По-моему, мы написали “Boys In The Band” в ее (Банни) старой квартире. У меня был рифф, а у Питера - строчки о колесах лимузина, - это все пришло оттуда».


Гэри Пауэлл: «Впервые мы играли вместе на публике как раз неподалеку, в Islington Arts Factory, как-то в воскресенье вечером - я, Пит, Карл и Джонни Боррелл на басу. Первой песней, которую мы сыграли, была “Horrorshow”.


Карл: «Тем же летом мы сделали видео на “Horrorshow”. В нем было много Пита и его подружки Франчески. Мы снимали это видео на кладбище Кингс-Кросс. Было довольно готично».


Анонимный автор, форум thelibertines.org, 2001: «Последняя сцена и вправду была как шоу ужасов. Съемки проходили в заброшенной больнице для немецких евреев времен второй мировой. Мейк-ап был настолько ярким, что блестел, и одежда команды тоже выглядела странно. Единственный свет, который у нас был – факелы и несколько свечей. Питер и Карл показывали превосходное кукольное шоу с плюшевым мишкой Панди через дырку в стене. Питер плакал, но я не уверен, были это настоящие или же наигранные слезы».


Карл: «Частично это видео снималось в неработающей психиатрической больнице, это правда. Я ничего не помню про кукольное шоу, но это для меня не сюрприз. Мы были очень пьяными, когда снимали в больнице. Получилось весьма фриково. Мы никогда не издавали этот клип». 



Джанетт Ли, босс Rough Trade: «Тогда мы находились в эпицентре помешательства на The Strokes, и куча молодых гитарных групп  пытались связаться с нами, чтобы мы их подписали. Банни вышла на контакт с нашим молодым искателем талантов, Джеймсом Эндакоттом, чтобы он пришел и посмотрел на ее группу».


Джеймс Эндакотт: «Первое, что я заметил – что Пит выглядел как Пол МакКартни, и что они с Карлом очень молоды и очень красивы. Они мало говорили, просто сыграли четыре песни. Это были “Horrorshow”, “I Get Along”, ”Up The Bracket” и “Boys In The Band”… И я такой: «Фак!»


Джофф Трэвис, основатель Rough Trade: «После этого мы послали их в студию Nomis для записи нескольких демо-треков – “Time for Heroes”, “I Get Along” и “Horrorshow”».

Карл: «Мы записали до фига всяких демо вроде ”Smashing” – они никогда не выходили, так как никуда не вписывались, – а также “Sally Brown” и “Mr.Finnegan”, мы использовали их в качестве би-сайдов».


Джанетт Ли: «Мы были очень взволнованы – мы подписывали контракт в последний день перед тем, как все в офисе свалили на Рождество. А они опаздывали. В конце концов, они-таки приехали и были очень нервными. Они боялись, что мы можем передумать. Сейчас, глядя назад, я думаю, что они просто тогда отправились на нарко-шоппинг…»


Мэйрид Нэш (Queens Of Noise): «Я тогда работала в 333 (ночной клуб Шордитча), и Пит с Карлом ошивались в нем, до того как подписать контракт. Мой менеджер задолбался с ними и сказал, что больше не пустит их, но я уговорила его подкинуть им разного рода работенку, чтобы они могли продолжать тусоваться здесь. Так вот в тот день, когда они подписывали контракт с Rough Trade, им пришлось торчать тут допоздна, чтобы закончить покраску туалета».


Карл: «Ничего не знаю о туалете! Я помню, мы вышли на неправильной фукин станции метро и думали, что они теперь поменяют свое решение и свернут дело».


Джеймс Эндакотт: «К тому моменту у них был Гэри, но не было басиста. Кто-то сказал, что знает парня по имени Джон Хассал, который был «Либертином» - все тогда были «Либертинами». В ночь после подписания Пит, Карл и я взяли такси из офиса до Water Rats, чтобы посмотреть British Sea Power. У нас у всех было немного экстази и кокаина. У Пита был бутылек с амилнитратом, и он разбился прямо у него в брюках. В кэбе, где мы сидели, завоняло; я помню, водитель остановился и закричал: «Ой! Я чувствую запах амила!» И Пит такой (извиняющимся голосом): «Я очень сожалею, бутылек только что разбился в моем кармане». Водила был в восторге!»


Мартин Нобл (British Sea Power): «Я наслышан, что они были в толпе в тот вечер. Я еще подумал: «Ни хера ж себе, кто-то подписал этих?!»

 


 

Февраль 2002
ПЕРВЫЙ ПОЛНОЦЕННЫЙ КОНЦЕРТ И ВСТРЕЧА С МАДОННОЙ


Карл: «Вскоре после того, как мы подписали контракт, Джеймс Эндакотт заявил нас в качестве разогрева The Strokes на паре концертов. Я помню, шел через кампус университета в Лидсе на саундчек и прислушивался к стуку в ночи, к вибрациям из столовой и типа того. Джек Уайт тоже был там, шлялся за сценой в своей шляпе-котелке. Это окрыляло».


Гэри: «В ту же неделю мы тусовались со Strokes на NME Awards, мы все сидели за одним столом. Карл рассказал мне, как перед этим они шли по коридору отеля, и вдруг Мадонна прошла мимо, посмотрела на них и произнесла бессмертные слова: «Хэй, мальчики!»

Карл: «Она думала, что мы The Strokes! Этого было достаточно, чтобы вскружить наши маленькие головы, вдруг попавшие в этот мир».


Джеймс Эндакотт: «Первый настоящий концерт вчетвером у них состоялся в местечке под названием The Cherry Jam. Они были совершенно обкуренные, когда вышли на сцену».


Обзор Джеймса Ольдэма, NME 1 марта 2002: «Концерт был сущим беспорядком. Но в то же время это было самое волнующее зрелище из тех, что мы видели за год. Ты почувствуешь то же самое, когда увидишь их».


 

Весна/лето 2002
“WHAT A WASTER”, ЛЕГЕНДАРНЫЕ КОНЦЕРТЫ И СУПЕРГЕРОЙ ИЗ SUPERGRASS


Пит Доэрти, на сайте thelibertines.org, 22 марта 2002: «Тур "What A Waster" начнется очень скоро. Пока The Libertines отсиживаются в RAK на Сент-Джонс Вуд, записывая “What A Waster”/”Mayday”/”I Get Along”. Еда отличная».


Бернард Батлер, бывший гитарист Suede и продюсер: «Они были неконтролируемыми, но по-настоящему забавными. Они веселились, потому что ощущали опасность, я так думаю. Особенно Карл, временами он мог быть очень беспокойным и закидывался кучей наркотиков, чтобы почувствовать уверенность. Через некоторое время все пошло к чертям, но тогда, для записи “What A Waster”, мы правильно использовали это ощущение».


Карл: «Он собирался сделать с нами альбом, но между ним и Питом произошло несколько стычек в студии».


Джофф Трэвис: «Пит всегда бунтовал против любого вида работы. Проблема Бернарда в его организованности – он слишком организованный!»


Пит, пишущий под псевдонимом на thelibertines.org в 2002: «Бернард Батлер отказался от сессий “Up The Bracket”, потому что The Libertines принимают больше наркоты, чем Suede когда-либо, а Бернард все это ненавидит».


Бернард Батлер: «Моя спина разнылась, а потом я вообще заболел, так что пришлось уйти. Я никогда не отказывался от продюсирования “Up The Bracket” из-за наркотиков. Слушай, я играл в Suede, и там многое происходило: мы тоже едва ли были Coldplay. Парни просто думали, что я - монументально скучный чувак, потому что я не фигачил лопатами кокаин себе в нос. Короче, пришел Мик Джонс и записал с ними альбом в моей студии с моей командой. Я проводил с ними все репетиции, но, как вы можете себе представить, я был очень расстроен».


Мартин Нобл: «Помню, в мае мы снова отыграли совместный концерт в The Cherry Jam, а затем поспешили в 333 на большую вечерину».


Карл: «Это было чревато. Помню, они не позволяли Вольфману (другу Пита) попасть внутрь, так что мне пришлось  позаботиться, чтобы ему дали войти, что в конечном итоге и произошло. А также помню большую консервную банку спидов, пропавшую без вести».


Мартин Нобл: «Меня вырвало кровью в ту ночь, и это в порядке вещей, если ты зависаешь с The Libertines»


Банни: «Питер и Карл стали жить вместе по адресу 112a, Тисдейл Стрит, в июле 2002. Они подписались на Rough Trade в декабре 2001, и воодушевление их все еще не отпускало».



Мэйрид Нэш: «Это было довольно дико. Я могла зайти вечерком на чашку чая и остаться на три дня – такой там царил дух».


Пол Бэнкс (Interpol): «Мы с Карлосом Ди (басист Interpol) были у Пита с Карлом на квартире после того, как Interpol отыграли концерт в Лондоне. Они устраивали сумасшедшие вечеринки, и мы были наслышаны о них. Передо мной стояла основная цель - нажраться, но Пит с Карлом валялись на диване и пели друг другу песни – это было чертовски рок-н-ролльно. Я фукин любил их, они стали настоящим событием. А когда мы уходили, эта старуха начала угрожать нам молотком, и так как мы были единственными, кто покидал вечеринку в этот момент, она обвинила нас во всем этом шуме».


Карл: «Ах, немецкая тетка по соседству – мы называли ее "Vizzles", потому что у нее была птица, которая свистела - или "vizzled" ("whistled' (свистеть), произнесенное с псевдонемецким акцентом - прим.пер.) - всякий раз, как мы поднимали шум. Она недобро отнеслась к Interpol, и прогнала их по улице с топором в руках».


Пол Бэнкс: «Я не убегал!!! Я, ммм, просто ускорил свой шаг».


Банни: «В тот момент они только-только выпустили один сингл, и вдруг взялись записывать альбом. Это отражение того времени, как снимок, - когда ты мог почувствовать творческое кипение в Ист-Энде, и как все это вдруг восходит».


Джеймс Эндакотт: «Я чувствовал, что для записи альбома им был нужен кто-то, кто имел в этом деле опыт. Жаннетт пришла ко мне и сказала: «А как насчет Мика Джонса из The Clash? Я знаю Мика кучу лет, он подойдет!»


Карл: «Мик постоянно смотрел «Ист-Эндерс». И здесь как раз жила прекрасная леди по имени Синди, которая великолепно готовила на верхнем этаже. Микки Мост бывал здесь, владелец студии (и продюсер “The House Of The Rising Sun” The Animals), жаловался, что никто уже не хорош настолько, насколько хорошими они были в 60-х. Я помню, пришел как-то к нему, не спал ни минуты, а он давай укорять меня за это, сидя за своим журналом о яхтах. Великое время».


Дэнни Гоффи (ударник Supergrass): «Думаю, я вполне мог бы записать бэк-вокал для “The Good Old Days”. И я могу подтвердить, что носил тогда в студии свой бирюзовый костюм супергероя – это немного смущало Карла и Пита. Не помню, почему я его надевал, но зато помню, как прыгал вокруг Пита, записывающего вокал для “Radio America”. Я пытался оттолкнуть его, а затем заметил, что Карл заснул и ударился головой о микрофонную стойку. Мои колготки были чересчур…»


Гэри: «Да это были не просто колготки, он надевал целый костюм. И начинал бегать по студии как чокнутый долговязый гном».


Карл: «Ходят безумные слухи, что Мик Джонс исполнил соло в “Time For Heroes” - но на самом деле он ни хрена не делал этого! Я помню, Грэм Коксон пришел ко мне через некоторое время после записи и сказал: «Я видел вас в “Top Of The Pops” – и мне на самом деле понравилось, что вы сделали с гитарой, этакое анти-соло». Я не знал, какого хера он имеет в виду, но прозвучало великолепно».


Грэм Коксон: «Дух этой записи невероятен! Благодаря Мику тоже, конечно. Есть прекрасная история про Джимми Пэйджа, будто бы записавшего гитарное соло The Kinks в “You Really Got Me”. Ноты этой песни не идеальны, но за ними скрывается рычащая душа Дэйва Дэвиса… задолбавшегося похотливого студента. Так вот соло Карла дает мне то же чувство. Этот альбом стал настоящей бомбой из беспокойства, озорства, злости и гордости. Один из лучших когда-либо записанных альбомов».

Джеймс Эндакотт: «Пит хотел, чтобы название «The Libertines» было выложено на обложке вырезанными буквами – как письмо с угрозой смерти. Он был фанатом Бакстера Дьюри, которого только подписали на Rough Trade, так что Пит просто взял и вырезал буквы с задней стороны его альбома».


Бакстер Дьюри: «Я не знал, что он использовал надпись с моего альбома, пока пьяный Джеймс не рассказал мне (нечленораздельно): «Ууууххх, ты должен видеть, что Пит натворил!» Хотя я был на самом деле доволен – в конце концов, Libertines пошли куда дальше, чем сам альбом».


Мэйрид Нэш: «Мы сотрудничали, когда они разогревали Sex Pistols в Crystal Palace в июле. Джон Лайдон был одет в полосатую пижаму, и я, помню, сказала: «Ты только из-под стражи или что?» Он тут же завелся: «Ох, заткнись, ты не из фукин Spice Girls, случайно?» А Пит имел привычку всюду таскать с собой кассетный плеер, и у него на нем было записано старенькое интервью Sex Pistols. Пит проигрывал его по кругу, и Лайдон серьезно разозлился из-за этого».


Пит Доэрти, на форуме Libertines в 2002: «Прошло полтора дня… беспорядок за сценой, вновь потеряны сценические фраки, пандемониум… и Мэйрид такая говорит Его Величеству в арестантской форме: «Хой, Лайдон… ты п****! Хой! Лайдон, ты, уголовник, одолжи нам бабла».


Сара (фотограф), друг группы: «Я снимала группу на том концерте. Это я навсегда запомню, в основном из-за того, что Пит неожиданно укусил меня за руку и потом рисовал кровью. Он был невменяем, его выгнали из собственной гримерки. Несколько недель спустя они должны были играть на фестивале в Скарборо, куда я их вписала. Но Пит просто решил, что не хочет выступать, так что Карл был единственным фронтменом».


NME.com, новости, 5 августа: «Пит и Карл подрались в субботу рано утром в своей восточной лондонской студии. Около 6 утра они валяли дурака, и вдруг обстановка накалилась, Пит ударил Карла в горло, а Карл в ответ двинул ему коленом по голове. Последовало еще несколько выпадов, а потом Пит исчез».


Карл: «Я был вне себя от горя. Я уверен, это было предостережение о том, что последует дальше. Все пошло не так, с какой-то гнильцой. Затем у нас было яростное сражение на сцене в Рединге. Эмоциональное и жалкое».


Тони Линкин, публицист The Libertines: «Рединг был ужасен. Все приходили, чтобы увидеть их и сказать: «Давайте, покажите нам то, что вы сделали!», но звук прерывался, они начали драться и покинули сцену. Лидс был ненамного лучше. Но они все равно были как братья, это скорее напоминало подростковое соперничество. Совсем не то, что происходило потом, когда все стало гораздо мрачнее».


 

Зима 2002
АЛЬБОМ, ТЬМА И ПОСЛЕДНЕЕ "УРА!" СТАРЫМ ДОБРЫМ ДНЯМ


Карл: «По-моему, он занял 36 место? (неверно, 35). Я был счастлив только от одного факта, что он попал туда (в топ-40). Конечно, я не думал, что мы станем Номером 2 или типа того. Но это показало, насколько много там всякой старой фигни».


Банни: «Мы были довольны, что альбом вообще попал в топ-40, потому что, кроме The Strokes, никто из подписанных инди-лейблами групп туда не попадал».


Пит Доэрти (thelibertines.org, октбярь 2002): «Я хотел бы сказать спасибо каждому, кто купил или украл наш альбом, и всем уверенным, чертовски юным, прекрасным испорченным ребятам, которым я недавно пожимал руки, с кем обменивался любезностями или руганью».


Мэйрид Нэш: «Мы устроили ланч-вечеринку в честь этого события на Кингс Кросс. Сущее бедствие. У меня были видеопроекции со строчками из песен и всякими словечками, которые Пит и Карл употребляли, типа прозвища Пита - «Pigman». Проектор заклинило на “Pigman”, когда Пит вошел, и все стали выкрикивать это слово. И Пит такой: «Ага, вы фукин смеетесь?..» Он начал плакать и ушел. Я помню, он тоже был тогда немного вовлечен в промоушн альбома, он помогал мне организовать концерт в The Rhythm Factory на Whitechapel, который на самом деле превратился в их рождественскую вечеринку».


Джон Хассал: «Мы выбрали пять песен, по-моему; недавно я смотрел отличный клип об этом на YouTube, концерт был безумным. Мы с Гэри еще старались как-то держаться, но все остальное вышло из-под контроля».


Табита Денхолм: «У Карла была эта его привычка немного волноваться, и мы превратили неработающий туалет в комнату-укрытие, чтобы он мог успокоиться там. Я разукрасила ее всякой мишурой».


Дин Фрэгил, промоутер: «Я помню эту жуткую группу Tower Of London, их выступление, – они вышли на сцену, оплевали толпу и показали свои хрены. Хаос».


Карл: «Я помню, было классно. Но, вполне возможно, это было последнее «ура» старым добрым дням».


Банни: «Питер тогда, по-видимому, ширялся. Но если вы спросите меня: «Это было плохое время?» я совершенно точно скажу вам «нет». Это было не мрачно, не депрессивно. Все стало таким позже, в 2003. Вы просто послушайте  альбом – он полон надежд, полон оптимизма. Вот почему люди расположены к нему. Это альбом о мраке, приходящем вместе с личным потрясением, которое каждому знакомо, о том, как ты противостоишь этому, а тебя никто не слушает. Это действительно был их момент».

 

Следующим утром после Рождества на Rhythm Factory все еще пьяные Карл и Пит записали похмельный, но все равно прекрасный лаунж-концерт для Джо Уайли. Затем они разошлись отмечать Рождество и вновь собрались в январе. Но первые три месяца 2003 не стали великими - 25 отмененных концертов и постоянно возникающие беспокойные слухи. В июле Пит ворвется в квартиру Карла, и все никогда уже не станет таким, как раньше. Но это не важно, ведь они оставили нам “Up The Bracket”, запустивший ударную волну сквозь британский рок на годы вперед. Так что жить «как раньше» в любом случае уже точно не получится.

ИСТОРИЯ ОБЛОЖКИ

«Это чистая правда!» - говорит Карл об оригинальной истории Libertines.


The Libertines впервые появились на обложке NME в июне 2002 года, когда у них был выпущен лишь один сингл. Они рассказали Джеймсу Ольдэму про свою мечту об Аркадии и о том, как они зарабатывали на жизнь, присоединившись к агентству мальчиков по вызову.


Джеймс Ольдэм: «Я встретил Пита с Карлом в тот день, когда они подписали контракт с Rough Trade. Они предложили мне кокаин, экстази или героин взамен на то, чтобы я купил им выпивку. Это было в лондонском Чайнатауне в день майского бунта 2002 года. Они не хотели писать интервью где-нибудь в помещении, они хотели сделать это, пока мы бросаем камнями в полицейских. Я убедил их, что мы можем покидать камни после 20 минут разговора, и они выложили мне эту очаровательную, веселую и богемную сказку. Звучит невероятно, но красиво, так что мы решили разместить их на обложке».


Карл: «Мы пообщались с Джеймсом в Dive Bar после того, как приняли участие в бунте. Все, что мы тогда рассказали, было правдой. Даже про агентство мальчиков по вызову. И я еще помню, как Пит приглаживал свои волосы, глядясь в полицейский щит». 


 

10 ЛЕТ "UP THE BRACKET"
Карл: «ОН КАСАЕТСЯ СТРУН МОЕГО СЕРДЦА»


Прошло 10 лет – ты вообще в курсе юбилея?

«Нет, на самом деле нет. Я бы сказал, что прошло пять лет, если бы понадобилось вспомнить. Во-первых, это немного шокирует, но я определенно горжусь этим событием. Действительно, впервые я услышал о том, что прошло уже 10 лет,  тогда, когда узнал, что вы делаете альбом каверов. И я не мог даже вспомнить все песни по порядку.  Хотя меня сразу накрыло лавиной воспоминаний».


Когда ты в последний раз слушал вашу собственную версию альбома?

«Не так давно. По-моему, когда я недавно ди-джеил в Нью-Йорке, у меня была с собой его виниловая копия, и я собирался поставить “Horrorshow”, но отвернулся, и кто-то упер его. Я слушал отдельные треки, но достаточно давно не слушал альбом целиком. У меня даже нет его копии – мне она не нужна, верно ведь? Это все сидит во мне».


Какие эмоции этот альбом в тебе пробуждает?

«Волнение. Блаженную радость вместе с глубокой печалью и горечью, которые тогда и "написали" эти песни. Я чувствую счастье и печаль в равной мере. Этот альбом - как капсула с тем временем».


Это было неким актом искупления - что вы сыграли так много песен с этого альбома на Рединге и в Лидсе в 2010 году?

«Мы все чувствуем одно и то же, когда видим друг друга. То личное, что мы испытываем по отношению друг к другу, находится в застое, когда мы не вместе, но на самом деле оно всегда есть. И те концерты были грандиозными.


Какая песня, на твой взгляд, лучшая на альбоме?

«Я всегда называл “Death On The Stairs”. Она задевает струны моего сердца. В ней много отчаяния, надежды и оптимизма - все в одном».

 

 

«ОН ВСЕ ЕЩЕ ЗВУЧИТ»

Джон Хассал о 10-летии "Up The Bracket"


Ты осознаешь, что уже 10 лет прошло с момента выпуска альбома?

«Нет, правда. У меня не очень хорошая память на даты. Когда мы записывали его, я, если честно, не видел вообще никакой перспективы. Только потом это ощущение пришло».


Ты до сих пор слушаешь его?

«Довольно забавно, что я слышал его в доме приятеля пару недель назад. В том контексте это было очень волнующе, хотя ты все равно всегда прислушиваешься и выискиваешь ошибки. Я думаю, он был действительно хорош - он до сих пор звучит!»


Это было счастливое время – время работы над ним?

«Хммм, да. Я смотрю назад с нежностью. Я помню, очень нервничал из-за альбома и раздумывал над тем, как он должен звучать в идеале. Но Пит привнес это свое отношение типа: «будет, как будет». Этот альбом - как фотокарточка того времени. Кучу песен мы вообще никогда не играли до записи».


Какая песня на альбоме - лучшая?

«Я думаю, Time For Heroes».


Ты был в группе в ее их первоначальный период,  до альбома, – тебя шокировало то, как сильно изменились песни и стиль?

«Да, но в то же время я всегда ценил творчество Карла и Пита, так что я знал, что это будет круто в любом случае. То, что они сделали, стилистически было другим, но суть осталась той же».


Каково это было – снова вернуться к этим песням во время реюньона?

«Я думаю, это дало мне перспективу, какой я раньше не видел. В известном смысле сделало все более реальным. И этот юбилей - он как новая глава для группы. Словно конец чего-то, и в то же время  начало чего-то нового, по крайней мере, я на это надеюсь».

 


«Я БУДУ НАСЛАЖДАТЬСЯ ЮБИЛЕЕМ!»

Гэри Пауэлл о 10-летии "Up The Bracket"


Ты осознаешь, что уже 10 лет прошло с того момента, как вышел альбом?

«Неа, совсем нет! Не ощущается, что прошло 10 лет».

Ты присоединился к Карлу и Питу чуть позднее, в 2001-ом, – мог бы ты тогда сказать, что песни, которые у них есть, – это нечто особенное?

«Определенно. Особенно потому что они говорили мне тогда: «Вот то, что мы написали, можешь поработать с нами, чтобы сделать их звучание лучше?» И я такой: «Да, конечно!» Они хотели, чтобы я работал с ними вместе, чтобы помог придать форму их искусству, создать что-то, что было бы вечным. И ощущение от того, что они мне сыграли, было таким: «Бог ты мой, это должно стать великим!»

Так что они тебе сыграли?

«Вроде, это было что-то из ранних сессий. Впервые мы выступали на публике в ислингтонской Arts Factory, летом 2001 в воскресенье вечером: я, Пит, Карл и Джонни Боррелл на басу. А первая песня, которую мы сыграли, была “Horrorshow”.


Какой твой любимый момент на Up The Bracket?

"Radio America" – самая эмоционально напряженная, в ней больше всего динамических оттенков. Мы позаимствовали для нее всякие старые инструменты – у меня был замечательный Sparkle Kit 64 года, также у нас был двойной бас и куча джазовых гитар».


Когда ты оглядываешься назад, все-таки этот юбилей делает тебя счастливым или печальным?

«Прямо сейчас – счастливым, но завтра он может меня опечалить.  Что-то вроде, - если бы я мог повернуть стрелки часов назад, сохранил бы я всех своих друзей, не записывая "Up The Bracket", или же выбрал бы сценарий, по которому все идет сейчас? Но сценарий, по которому все идет сейчас, - это то, что нынче мы отмечаем юбилей "Up The Bracket"! Я не собираюсь произносить речи и быть мрачным, я собираюсь наслаждаться этим».

 

Текст - Мэтт Уилкинсон, NME
Перевод - Мария Макарова (при участии gloaming)

 

А вы, дорогие любители рок-н-ролла, можете отпраздновать юбилей "Up The Bracket" по-своему. Пит Доэрти вновь приезжает в Россию. Он выступит в Петербурге в рамках фестиваля GlavBeat в Главклубе 7 декабря. А 8 декабря даст сольный концерт в Москве, в "Известия Холл".


Самые популярные

IDLES: Куча людей нас ненавидит!

Дерзкие бристольские панки отвечают критикам, выступают против "классовой войны" и говорят о своем взрывном новом альбоме "Ultra Mono".


Читать дальше

ТОП 5 клипов. Выпуск 2

Смотрим и слушаем лучшее за 21-27 сентября 2020.


Читать дальше

Карл Барат и комнаты Альбиона

Британский NME побывал в рок-н-ролльном отеле The Albion Rooms. Карл Барат провел нас по комнатам и рассказал о том, как сохранить мечты об Аркадии живыми, о тяжелом пути "либертинов" к ней и о новом альбоме The Libertines.


Читать дальше

Мемы недели

Мемы прошедшей недели. Что обсуждали, фотожабили, и что ещё написал Лиам (это самое главное!)


Читать дальше

Мемы недели

Самаяе актуальная тема - пандемия и связанные с ней неприятности. 


Читать дальше

Два новых сингла от Smashing Pumpkins

Smashing Pumpkins выложили два сингла с нового альбома Cyr, релиз которого намечен на 27 ноября 


Читать дальше

Новый сингл AC/DC - Shot In The Dark

AC/DC представили  новый сингл Shot In The Dark. Это первый сингл c альбома PWR UP, который выйдет 13 ноября.


Читать дальше

Сыновья музыкантов из Stone Temple Pilots , Guns N’ Roses и Металлики собрали свою группу

Suspect208 - так называется новая группа, где играет сын вокалиста Stone Temple Pilots, сын Слеша из Guns N’ Roses и сын бассиста Металлики. 13 ноября группа выпустила свой первый сингл Long Awaited.


Читать дальше

Лана Дель Рей записала гимн ФК Ливерпуль You'll Never Walk Alone

Для документального фильма о футбольном клубе Ливерпуль Лана записала акапельное исполнение гимна You'll Never Walk Alone и рассказала, что уже давно является болельщиком клубов Ливерпуль и Селтик.


Читать дальше

Royal Blood: Мы впервые видим мир в полном цвете

Майк Керр из Royal Blood поговорил с NME о новом альбоме.


Читать дальше