Django Django: Шарлотта Генсбур, эскапизм и странная фантастика

28 февраля, Разместилa: Мария Макарова

Группа рассказала о своем новом альбоме и о том, каково это - работать с Шарлоттой Генсбур.

С тех пор, как в прошлом марте наш мир изменился, мы успели услышать множество альбомов, которые, кажется, говорят об этом нашем коллективном опыте, несмотря на то, что почти все были написаны ещё до ковида, без представления о том, что нас ожидает. Эскапизм - это не новый концепт, но мир, который Django Django создали на своём четвёртом альбоме "Glowing In The Dark" (он был написан ещё к январю 2020 года), представляет собой совершенно иное измерение, в которое можно погрузиться на 45 минут - и он выходит в тот момент, когда это необходимо нам больше всего.

"Это как готовить рождественский ужин на 12, и задуматься, а что, если он уже подгорел?" - смеется в зуме гитарист и вокалист Винни Нефф, он настаивает, что нервные бабочки в его животе все еще порхают перед выходом альбома, несмотря на то, что его карьере уже добрый десяток лет.

"Мы просто ждём заголовков, - шутит в ответ барабанщик и продюсер Дэйв МакЛин. - Django Django пережарили капусту".

Перед выходом "Glowing In The Dark" Нефф и МакЛин пообщались с NME о том, как им работалось с Шарлоттой Генсбур, о влиянии научной фантастики на творчество и об ощущении иного мира, которым проникнут альбом, а еще о том, как написание одной песни в день помогло придать пластинке интуитивного, расслабленного звучания.

У вас был строгий график в студии - написать одну песню в день - как это повлияло на вашу работу над песнями и что мы в итоге услышим?

Дэйв МакЛин: - Если что-то, над чем мы размышляем в течение месяца, не работает, мы просто начинаем новую страницу. Мы придумали это, чтобы прекратить все наши охи и ахи по поводу каждой песни, ведь это могло продолжаться очень долго. Иногда у нас оставались эти чудища на компьютере, с которыми мы годами пытались что-то сделать, и мы думали: "Если бы мы могли уже как-то добить это, было бы прекрасно".  Очень легко расстроиться в таком случае, но если каждый день ты должен начинать работу над чем-то новым, то ты придаешь этому меньше значения и давления тоже меньше. Ты либо заканчиваешь песню, либо просто оставляешь ее.

Был ли какой-то момент, когда вы поняли, какую форму приобретает пластинка, над которой вы работаете?

Дэйв: - Получить обложку для альбома было очень важно. Я был дома у родителей в Шотландии, и обнаружил там эту картинку, которая валялась в лофте, мой друг нарисовал ее давным-давно, когда я в школе учился. Она стала обложкой, и я подумал, что она выглядит точно так же, как звучит пластинка. В конце концов, можно построить альбом вокруг этого, ну типа как когда ты хочешь завесить свой дом разными картинами, тебе надо с чего-то начать, с какой-то ключевой картины, а остальные потом уже развешивать вокруг нее. Получить некое визуальное представление было очень важным моментом.

- Весь альбом проникнут эскапизмом; откуда пришёл такой импульс - создать работу, в которую можно сбежать?

Дэйв: - Куча книг, которые я читаю, и фильмов, которые я смотрю, - они как бы такие, эзотерические, очень странная научная фантастика. Не про какие-то там ординарные вещи, не про повседневность. Там обычно довольно странные идеи, и мне хотелось с их помощью взорвать себе мозг. Музыка для нас - примерно то же самое, мы хотим подурачиться, поэкспериментировать, вложить эти маленькие петарды в ваш мозг, петарды с идеями, которые могут как бы перенести вас в другое место.

Это самое крутое в создании музыки - ты не привязан ко времени или к месту. Мы можем написать песню глазами одного из героев, изложить синопсис фильма. Впервые мы так сделали в песне "Love's Dart", с нашего первого альбома (2012 года). Мы все тогда ошивались в Далстоне (район Лондона), работали в пабах, и мы точно не хотели записывать суровый Ист-Эндский альбом о жизни в сквотах Хакни (боро Лондона, частью которого является Далстон). Блин, все так делали. И мы подумали - "А что, если бы мы были чуваком, который потерялся в пустыне и ищет там золото?"

Это переносит тебя в другое место. Если ты пишешь песню о своих проблемах, это просто становится утомительным путешествием сквозь собственные муки. Иногда хочется сбежать и представить, что ты где-то не здесь; и музыка - это отличный транспорт для такого побега.

Как вы думаете, музыка, которую вы станете делать дальше, будет больше заточена на мировых темах - на изоляции, скажем, - учитывая пандемию?

Винни Нефф: - Да сейчас полно музыки, которая на этом фокусируется. Если вы включите радио и послушаете там новые песни, они все - про изоляцию. Мы не хотим углубляться в эту тему... Мы смотрим на музыку как на то, что способно тебя вытащить. Можно представить себе другой мир. Раз уж мы заперты, последнее, что я хочу делать, это лезть в собственную голову и исследовать чувство изоляции. Мне интереснее представить себе какое-то другое место, или другую жизнь, или другой мир.

Дэйв: - Музыка, которую мы сейчас делаем, будет касаться темы изоляции, я думаю - если не в лирике, то в звучании. Мы разделены сейчас, мы не можем делать музыку вместе, и, конечно, это задает нам некоторые параметры в том, как такая музыка будет звучать. Может быть, мы запилим полностью электронный альбом, или же инструментальный, а, может быть, акустический. Это все определит для нас некоторые границы, которые могут как-то освежить нас.

Винни: - У меня есть студия в Тоттенхэме, где мы записывали альбом, и ещё одна дома. Дэйв мог отправлять мне маленькие стартовые наметки для песни, ведь мы все живем в мире WeTransfer, мы просто собираем материал на общий диск. Если все хорошо, то ты получишь какие-то комментарии, а если плохо... то радио молчит. В последнее время оно довольно часто молчало.

А как вы заполучили Шарлотту Генсбур себе на альбом? И каково было с ней работать?

Винни: - У нас был трек, над которым я и Томми (Грейс, клавишник) работали, мы сыграли его Дэйву... и, запомнив его, ты подумал, что было бы правильно сделать его с женским вокалом.

Дэйв: - Когда я послушал эту песню, я просто словно услышал, как Шарлотта поет ее в моей голове, а в таком случае надо просто следовать своему внутреннему инстинкту, который говорит тебе, что песня требует другого измерения. К счастью, Шарлотта пишется на одном с нами лейбле, и она сразу же согласилась.

Винни: - Я отправился в Париж после Рождества 2019, и мы сняли небольшую студию. Я посылал ей части песни до этого, и мы зафигачили вокал за один вечер. Я просто благоговел перед ней, если честно, мы так рады, что она согласилась на это.

Дэйв, ты начал хаус и техно-проект в локдауне, как тебе такой опыт, и может ли он пересечься с творчеством Django Django в обозримом будущем?

Дэйв: - У меня небольшая студия в саду, я там продолжал делать музыку в самоизоляции. У меня куча хард-дисков с электронной музыкой, хаусом, техно, дэнсхоллом, хип-хопом, еще с девяностых, когда у меня был рекордер и сэмплер, и я просто лепил всякое. На самом деле все это и стало в конечном итоге первым альбомом Django. Я начал все это выкладывать под псевдонимом. Думаю, что я опять поменяю свое имя для следующей такой записи с новым звучанием. У меня тонны этого материала, иногда он годится для Django Django, но иногда вот вообще нет, потому что он слишком индустриальный или тяжелый. Но все эт в конечном итоге увидит свет.

Я довольно долго был ди-джеем, играл определенного рода техно, потому что это было еще до того, как появились эклектичные ди-джеи вроде Жиля Петерсона, Энди Уэзеролла и Coldcut. Были хардкорные ди-джеи, джангл ди-джеи. К тому моменту, как я пошел в арт-колледж в начале нулевых, мои микстейпы валялись просто повсюду. Это было для меня хорошей практикой, чтобы потом собирать вместе альбомы Django Django. На своих микстейпах я старался смешивать все - от The Velvet Underground до Link Wray и Wu-Tang Clan, и когда мы пытаемся собрать наши альбомы, это все равно что делать микстейп, это похоже на опыт ди-джея, когда ты ищешь правильные пути и связи, чтобы выйти на правильный путь.

(c) NME

альбом "Glowing In The Dark" вышел 12 февраля.


Самые популярные

Manfrea: Сатана, металл и женский вокал

ME пообщался с московской метал-группой Manfrea и выяснил, чем сегодня вдохновляются металлисты, как выбрать название для группы, и как могут пригодиться бывшие коллеги по работе.


Читать дальше

Måneskin: Мы просто компания друзей, занимающихся любимым делом!

Победители Евровидения Måneskin быстро превратились из самой горячей молодой группы Италии в одно из самых обсуждаемых событий мира. Британский журнал Vogue немного пообщался с ребятами - и начал с любопытного факта о их победном выступлении на Евровидении.


Читать дальше