Возвращение Vampire Weekend

В начале мая, наконец, вышел долгожданный альбом Vampire Weekend "Father Of the Bride". Британский NME поговорил с Эзрой Кенигом - о возвращении, о британской музыке 80-х и о работе с Бейонсе.

- Альбом, наконец, вышел - каково это, вернуться после такого перерыва?

- Я чувствую, что выпуск пластинки был успешным, и теперь могу расслабиться. Ведь этот момент всегда немного неприятный, потому что тебе надо постепенно представлять его, и есть куча всего того, о чем приходится беспокоиться. Но сейчас он вышел, мы можем просто играть концерты, так что я счастлив.

- Как прошел переход к работе над новым материалом, после того, как Ростам (Батманглидж) покинул группу?

- Переход от каждой нашей пластинки к работе над новым материалом всегда был довольно плавным, частично потому, что моя роль при этом не менялась. Я чувствую себя вполне комфортно, работая с разными людьми, потому что мои обязанности остаются прежними, я пишу песни и пою... Мне нормально.

- Расширение живых выступлений и набор новых людей изменили динамику ваших гастролей?

- Сейчас мы больше веселимся в дороге. На ранней стадии у нас не хватало людей, чтобы распределить все обязанности. В этом было больше напряжения, - играть вживую только лишь с четырьмя музыкантами. Что до записей, то мы никогда их не записывали вчетвером - всегда приглашали кого-то. Сейчас, когда на сцене у нас больше людей, с нашим новым материалом - и даже со старыми песнями - мы чувствуем себя более расслабленно и весело. Мы можем смешивать разные вещи.

Так что сейчас поездка в тур кажется мне куда более захватывающим приключением. Раньше, конечно, тоже было круто - но там в основном я думал о том, как бы успешно отыграть новый альбом. А сейчас это такая, самостоятельная вещь, и я гораздо меньше раздражаюсь в дороге.

- Тебя заботит вопрос, насколько вы актуальны после такого долгого перерыва?

- Когда ты берешь такую долгую паузу, как я, с одной стороны, ты сам принимаешь решение не зацикливаться на актуальности. Если ты слишком беспокоишься об этом, ты просто не можешь себе позволить взять перерыв на шесть лет. Так что отчасти я об этом не забочусь. Но, с другой стороны, ты как бы возвращаешься в этот круговорот, а ведь все мы люди. Никто не хочет вернуться через шесть лет только для того, чтобы его проигнорировали и чтобы никто из твоих фанатов не купил билеты на концерт или новый альбом. Это бы меня расстроило. Это интересно, ведь ты как бы должен выйти на свой путь. 

Но в какой-то степени я чувствую, что мы всегда делали свое дело. Даже поначалу, когда нас все ассоциировали с этой волной групп из Нью-Йорка, из Бруклина, я чувствовал себя иначе: "Мы не начинали в Бруклине!" Мы просто делали свою странную музыку, запрятавшись в колледже в Верхнем Манхэттене. А сейчас, более чем когда-либо, я чувствую, что мы идем своим путем - путем Vampire Weekend. Остальное не важно.

- "Harmony Hall" звучит как такая дань уважения baggy-саунду Мэдчестера, такого мы не слышали в ваших прошлых работах. Как ты относишься к этому жанру?

- Я просто фанат музыки. Меня всегда интересовали все типы музыки, особенно британской. Думаю, если ты американец, который действительно помешан на музыке, то в какой-то момент, будучи тинейджером, ты начинаешь читать британские журналы, узнавать какие-то британские группы, сцену, которая никогда не пересекалась с американской в полном смысле этого слова.

- А какая-нибудь мелодия отдельно повлияла на сингл?

- Одна baggy-песня, которую мы в Америке знаем очень хорошо, - это "Unbelievable" (EMF) (поет - "You're unbelievableee!") Но все равно, никто здесь не называет это "baggy", все говорят: "Да, вот это песня!". Очень круто, когда ты музыкальный задрот, и ты такой говоришь в ответ: "Нет, это не просто песня, это целый мир музыки, это определенное время и место, где наркотики и жанры сходятся". Мне нравятся такие истории, и все это по-настоящему ощущается в этой песне. У меня был проигрыш на клавишных, и мне казалось естественным направить его в сторону baggy-звучания. 

80-е в английской музыке - одно из наиболее интересных десятилетий, то, что пришло после панка. Я думаю, что буду копать в этом направлении всю оставшуюся жизнь.

- Будучи вне группы, ты поучаствовал в записи Бейонсе "Lemonade" и провел время в студии вместе с Канье Уэстом. Ты что-то извлек из этого опыта для своего нового материала?

- Это весело, очень лестно, когда твою работу выбирает кто-то столь удивительный, как Бейонсе. Она взяла демо, которое я записал с Diplo, и сделала с ним что-то свое. Это невероятно.

Я совершенно не против этого, ведь это здорово, находиться в одной комнате с такими великими артистами. Но почти всегда, когда я оказываюсь в такой ситуации, и кто-то приглашает меня помочь в написании или продакшене какого-либо проекта, мне сразу хочется вернуться в нашу маленькую студию и работать с Vampire Weekend.

Я пытаюсь понять, это потому что я такой неамбициозный или потому что мне не хватает щедрости? Но думаю, правда в том, что больше всего я люблю работать над записями Vampire Weekend. Потому что, когда мы работаем с Vampire Weekend, мы продолжаем рассказывать свою собственную историю. Все остальное - круто, конечно, но я кучу времени назад решил, что Vampire Weekend всегда будут моим основным интересом в музыке. Я не могу выступать по команде, понимаешь?

- Вы поднялись практически до хедлайнера Гластонбери, вы выступаете перед The Cure. Что ты чувствуешь, находясь на расстоянии вытянутой руки от вершины, позади своих героев?

- Я стараюсь не думать об этом. Мы должны выйти и отыграть хороший концерт, без разницы, кто выступает до или после нас. Но я рад, потому что The Cure проделали такую большую работу, и как же круто, что они все еще выступают. Когда ты становишься старше, вокруг оказывается очень много артистов, о которых можно сказать: "Ну и что они сделали за минувшие десять лет?". Потому что, знаете, не каждый может творить в течение десяти лет. В общем, ты спрашиваешь себя: "Кто, из тех, кем я восхищаюсь, возвращается с новыми идеями все эти 10-15 лет?" Так вот The Cure - совершенно точно из таких групп.

 
Volume 0%
 

(с) NME
​перевод - Мария Макарова

12 июня, Разместилa: Мария Макарова

Самые популярные

Том Огден из Blossoms: "Мы бы нарядились битлами, но их всего четверо"

22 июня Blossoms отыграли триумфальный концерт в своем родном городе Стокпорте. Было много крутого, включая момент, когда Том Огден явил толпе своего Белого Герцога, исполнив великую песню Дэвида Боуи "Let's Dance". За пару дней до большого концерта британский NME поговорил с вокалистом Blossoms о перевоплощениях, дружбе с дочкой Галлахера и новой музыке.


Читать дальше

Пит Доэрти вызвал Лиама на бой

Он пошутил, но было бы прикольно.


Читать дальше

Кетчуп от Ширана

Внимание, дурацкая новость! Обычно музыканты выпускают свое бухло, но Эд Ширан выбрал другое направление.


Читать дальше

Возвращение Vampire Weekend

В начале мая, наконец, вышел долгожданный альбом Vampire Weekend "Father Of the Bride". Британский NME поговорил с Эзрой Кенигом - о возвращении, о британской музыке 80-х и о работе с Бейонсе.


Читать дальше

Новый альбом Bat For Lashes

Пластинка выйдет 6 сентября.


Читать дальше

Killdren VS Гластонбери

Группу выгнали с Гласто. Всему виной их давно уже не новая злобная песня о тори.


Читать дальше

Мик Джаггер возвращается

Впервые после операции на сердце музыкант выходит на сцену.


Читать дальше

Один день Стереолета

Musical Express посетил первую половину главного питерского фестиваля.


Читать дальше