Фрэнк Айеро: тур длиною в жизнь

My Chemical Romance так и не добрались повторно до наших широт. Зато следом за триумфально выступившем в столицах вокалистом Джерардом Уэем в Россию едет бывший гитарист группы Фрэнк Айеро. Помимо Москвы и Санкт-Петербруга он выступит еще и в Екатеринбурге – 14 мая в клубе Tele-Club.


Впрочем, сольным исполнителем Фрэнка Айеро не назовешь: собрав старых панк-друзей, он играет с ними под названием Frnkiero andthe Cellabration. У этой компании уже есть альбом, несколько клипов, свой мистический символ и целая армия (куда же без этого) поклонников, кочующих за Фрэнком от одного проекта к другому. Новый старый проект обзавелся и своим фирменным звуком: музыка the Cellabration более сырая и непричесанная – такую многие мечтали лет десять назад, кое-кто действительно сочинял, ну а кое-кто сочиняет и до сих пор. И, хотя на первый взгляд может показаться, что Айеро так наивно возвращает свой 2006-й, на деле оказывается, что все это часть глобального плана, которым он поделился с Musical-Express.

Беседа начинается с помех связи. В попытках решить проблему выясняется, что Фрэнк в этот момент находится «в подвале». Где и в каком – не уточняется. По сути, этот подвал может расположиться в любой точке мира – у Фрэнка тур в самом разгаре.

– Позади – а, главное, и впереди – целое море дат во всех частях света...

– Да, и тур идет отлично. Один концерт лучше другого, даже трудно что-то добавить. Мы недавно расправились с половиной дат в США, это длилось почти полтора месяца, оттуда отправились в Англию, затем – много дат в Европе, в России, конечно же, и потом – обратно в США, заканчивать начатое. Не буду отрицать, что это все немного безумно. Но лучшего времяпрепровождения не придумаешь. Хотя, если подумать, сравнить мне особо не с чем: такой образ жизни – концерты, туры – я веду уже много лет. Первая группа у меня появилась, когда мне было 11 лет. Турить я начал в 17. По сути, с 17 лет я всю жизнь провел на дороге, в турбасе или каком другом транспорте. Ну и где я только не был, конечно – в миллионе городов и стран.

– И ты наконец-то возвращаешься в Россию. Довольно много времени прошло с последнего визита, что-нибудь запомнилось с тех пор?

– Ну… Что запомнилось, так это то, что концерты были просто отменные. Ребята, которые пришли на концерт, они все были потрясающие, они жили этой музыкой, были одержимы ей – в таком, хорошем смысле. Честно говоря, я хотел вернуться в Россию уже довольно давно, круто, что получится это сделать с новым проектом, прямо сбыча мечт. И я рад, что на этот раз будет целых три концерта! А не два, как в прошлый раз, думаю, будет классно повидать еще и Екатеринбург. 

Раз уж ты сам заговорил о новом проекте – насколько я знаю, в группе твои старые друзья, вы играли вместе много лет назад. С тех пор ведь многое изменилось – и люди, и музыкальная индустрия, а у вас что-то вроде флешбека. Как ощущения?

– Что я вижу, так это огромное количество ребят вокруг, которые хотят музыку слушать – это, на самом деле, главное. И среди них много поклонников моих предыдущих проектов, которые слушали эту музыку годы назад, а теперь передают ее новым поколениям, и вот эти новые поколения, после выступлений the Cellabration, говорят «Это был первый концерт в моей жизни!». Знаете, это мне нравится больше всего, ведь я и сам так увлекся музыкой – когда мои друзья постарше или двоюродные братья давали мне «правильные пластинки», со словами «ты вот ЭТО лучше послушай», это идеальный способ знакомства с разной музыкой. Это не изменится, наверное, никогда, и я рад, что для многих the Cellabration – часть этой цепочки.   

 

Похоже, тебя привлекает многое из былой музыкальной культуры: судя по звучанию новых песен, или судя по тому, что альбом вышел в том числе и на кассетах…

– Ну, мне кажется, это в первую очередь миленько – розовые кассеты. А во-вторых, я вижу, что музыка снова стала ценной в смысле коллекционирования: людям опять нравится собирать редкие экземпляры, собирать коллекции пластинок в своих гаражах и спальнях. Я бы хотел эту культуру поддержать. И если это выглядит, как взрыв из прошлого – тем лучше.

А твоей музыки это тоже касается? Нельзя не заметить более сырое звучание, без тонны продюсинга, как у большинства музыкантов.

– Да, думаю да, можешь считать все это частью плана!

С прошлым все понятно, вернемся в наши дни: ты ведешь твиттер и инстаграм и, надо сказать, делаешь это весьма профессионально. Скажи, это все от души и по своей воле или уже как часть работы, которую все артисты, так или иначе, делают?

– Вообще говоря, от души. Признаюсь: мне это нравится, люблю я твиттер, и инстаграм тоже люблю. Меня, конечно, немного раздражает вся эта погоня за лайками. Для меня твиттер – это еще и простой способ узнать, как дела у моих друзей – и сообщить им о своих. Поэтому я не стараюсь, чтобы какие-то фото были «лайкобельными», я не для того делаю и выкладываю их. Нет ничего хуже, чем нанимать специальных людей, как некоторые артисты делают, чтобы они вели микроблоги за тебя. Ккогда занимаешься этим сам, можно не только что-то рассказать, но и увидеть, что думают люди, какая у них реакция. Это же круто.

– Нельзя не заметить снимки с миллионами подарков, которые поклонники тебе дарят, а ты, в свою очередь, фотографируешь и выкладываешь в инстаграм. Это очень мило.

– Да, люди после концертов – или перед – просто подходят поболтать, потусоваться с нами, а мы всегда остаемся с полными руками крутейших подарков. Я честно скажу, что невозможно все это сохранить у себя навсегда, тем более в туре, но каждый подарок я ценю, все они очень классные. Ну, знаете, все эти рисунки, хендмейд штуки… Хотя, иногда бывают странные, даже немного пугающие вещи. Но даже за них я безумно благодарен, честное слово!

Ты так ценишь рисунки и сувениры, сделанные своими руками, потому что  сам увлекаешься дизайном? Насколько я знаю, логотип the Cellabration – твоих рук дело?

– Ага. Я всегда увлекался дизайном, для всех своих проектов старался что-то придумывать сам. С логотипом the Cellabration такая история: это что-то вроде борьбы добра и зла. Или даже не борьбы, скорее, объединения. Сочетание вроде инь и ян, только не такое заезженное. Я читал про разные символы, и наткнулся на статью, рассказывающую про этот крест – как символ добра. А внизу я пририсовал две кобры – которые явно ничего хорошего не символизируют. В то же время, вместе они напоминают якорь – это неслучайно. Это означает привязанность к дому, напоминает о том, кто ты на самом деле есть – ну, чтобы не прыгнуть выше головы.

– С таким многозначным символом не стыдно войти в историю. Говоря о символах и дизайне разных групп: увидела на одном фото твой чехол для айфона, на нем и правда те самые волны с альбома Joy Division? Или мне показалось?

– Правда, конечно. Я люблю Joy Division, до сих пор, кстати, слушаю их регулярно.

– А что еще слушаешь? Скажем, топ-три на данный момент, что в туре включаешь чаще всего?

– Я могу надиктовать километровый список групп, которые слушаю, надо? А, топ-три… ну ладно. Скажем, Том Уэйтс. Sonic Youth. Motorhead. И Red Flag. Получилось четыре, извини.

Не страшно. Ну, музыка всегда с тобой, а чего в туре не хватает?

– Мы очень много ездим. Много путешествуем, и временами бывает невероятно тяжело просто быть не дома, быть так далеко. Я скучаю по близким, скучаю по своим вещам. Но в наш век высоких технологий это не проблема, можно всегда быть на связи – ну, с близкими я имею в виду. Не с вещами.

Надеюсь, тоска по дому не застанет тебя врасплох, когда ты окажешься далеко от него – в Петербурге, Москве…

– Нет, это исключено. Я практически дни считаю. Не терпится увидеть всех на концертах в России.

 

 

13.05, Москва, Yotaspace

14.05, Екатеринбург, Tele-Club

15.05, Сантк-Петербург, A2

 

Текст: Лина Борисова

Благодарим за помощь в организации интервью Tele-Club Touring

 


Самые популярные

Том Огден из Blossoms: "Мы бы нарядились битлами, но их всего четверо"

22 июня Blossoms отыграли триумфальный концерт в своем родном городе Стокпорте. Было много крутого, включая момент, когда Том Огден явил толпе своего Белого Герцога, исполнив великую песню Дэвида Боуи "Let's Dance". За пару дней до большого концерта британский NME поговорил с вокалистом Blossoms о перевоплощениях, дружбе с дочкой Галлахера и новой музыке.


Читать дальше

Фестиваль T In The Park не вернется

Знаменитый шотландский фестиваль было решено закрыть навсегда.


Читать дальше

IDLES VS британское правительство

А еще группа работает над третьим альбомом.


Читать дальше

Один день Стереолета

Musical Express посетил первую половину главного питерского фестиваля.


Читать дальше

Пит Доэрти: ежи, Жан Жене и отрыжка Посейдона

Находясь в туре со своей бандой The Puta Madres, Пит Доэрти нашел время поговорить с Hot Press. "Я почувствовал укол. Ну, на самом деле было два укола".


Читать дальше

Билли Айлиш рассказала о подростковой депрессии

Сейчас психологические и психические проблемы - одна из основных тем для дискуссий. Билли никогда не стеснялась затрагивать эти темы.


Читать дальше

Primal Scream в "Морзе"

Мы побывали на концерте Primal Scream в Питере, который стал и торжественным открытием нового клуба «Морзе».   


Читать дальше

Royal Blood в клубе МОРЗЕ

Август начался с выступления английского дуэта. Посмотрите, как это было.


Читать дальше