С птицей у сердца

29 июня 2008 г., Разместилa: Ольга Карпова

После концерта Black Rebel Motorcycle Club в Б2 Musical-Express провел ночь с Питером Хайесом, чтобы окончательно убедиться в том, что нелюдимость и мрачный характер музыкантов из BRMC - не более, чем миф.

В номере одного из московских пятизвездочных отелей совсем мало света – горит только настольная лампа и экран стоящего на низком столике Макинтоша. Лэптоп принадлежит Питеру Хайесу – он принес его для того, чтобы группа The Velvet Morning Shades, которая тоже сегодня здесь, смогла поставить ему пару своих песен. Питеру интересно послушать новую группу из России. Он тут же обменивается с вокалистом гитарами, и они начинают играть то вместе, то по очереди – песни The Velvet Morning Shades, песни Питера, просто песни.  

 

Когда Питер играет свои баллады и блюзы, слышно, что голос у него слегка охрип, но это даже правильнее, потому что за окном ночь, а на столе наполовину выпитая бутылка виски и пачка сигарет Natural American Spirit. Атмосфера домашняя. Мы сидим на полу тесным полукругом, в номере никого лишнего - только музыкант BRMC, группа The Velvet Morning Shades и пара их друзей, притихших на диванчике. На Питере та же драная рубаха, в которой он был сегодня на сцене Б2 (почему-то верится, что происхождение у прорех естественное), потертые черные джинсы и ботинки – очень качественные, но, кажется, именно в них он фотографировался для статьи в NME шесть лет назад. Внимательный к деталям Musical-Express замечает на пальце правой руки Питера татуировку: какая-то абстрактная пиктограмма, что-то смутно напоминающая. «Это птица, - объясняет Питер. Он расстегивает рубашку на груди и демонстрирует еще одну татуировку, прямо над сердцем: простая схема из крыла, стрелы и линий. – А это сам не знаю что. Какой-то индейский рисунок. Наверное, тоже птица».  

 

Питер потрясающий гитарист и он явно получает удовольствие, делясь опытом с русскими музыкантами. Показывая вокалисту The Velvet Morning Shades очередной сложный пассаж на гитаре, он признается, что тренировал этот пассаж целую неделю и стер руки в кровь. Зато теперь умеет его играть. После очередного блюза, во время которого хочется вырвать из собственной груди сердце, Muiscal-Express не выдерживает и спрашивает Питера, не думал ли тот записать сольный альбом. «Вообще-то мне не приходило такое в голову, - отвечает Пит. – Зачем? Для меня главное – работа в группе. Все эти песни могут однажды попасть на альбом BRMC». А что, уже есть задумки относительно нового альбома?.. «Он выйдет не раньше следующего года, хотя несколько песен для него уже готово. Например, та, которую мы сыграли сегодня - River Styx. Наверное, мы приступим к записи в сентябре-октябре, хотя пока загадывать рано. Baby 81 записывался в спешке, и в этот раз мы не хотим торопиться. К тому же мы все время экспериментируем со звучанием».  

 

Чтобы проиллюстрировать, как именно BRMC экспериментируют со звучанием, Питер включает на лэптопе несколько треков с шумами, которые мы жадно слушаем. Некоторые узнаем – они были использованы при записи первого и второго альбома. Некоторые совершенно незнакомые: в одном намешаны звуки радиостанций, в другом использован такой раздражающий резкий звук, от которого хочется разбить лэптоп. Узнав, что большинство собравшихся в комнате – из Петербурга, Питер радуется: «Мы очень хотим приехать в Россию еще раз, но не раньше, чем после выхода следующего альбома. И очень хотим начать именно с Санкт-Петербурга. Мы слышали от многих людей, что там интереснее, чем в Москве».  

 

Окончательно погрузившись в свой лэптоп, Питер с увлечением ставит нам то одну, то другую группу и радуется, когда некоторые из них мы узнаем. В его плейлисте намешано всякого: Spectrum, Sarabeth Tucek, с которой он познакомился еще во времена The Brian Jonestown Massacre, Spaceman 3 и Grinderman - последний проект Ника Кейва. На вопрос, живы ли еще The Morning After Girls, которых Musical-Express беззаветно любит, Пит отвечает, что живы: «Правда, в группе осталось всего два парня. Они сейчас в Лондоне записывают что-то».  

 

Почти шесть утра и нам пора уходить, потому что совсем скоро BRMC вылетают в Париж. Пока Роберт отсыпался где-то наверху, его товарищ по группе предпочел провести время с русскими поклонниками – и под утро выглядел усталым, но не разочарованным. Прощаемся тепло, пожимая руки и обмениваясь контактами. Напоследок Питер сует нам недопитую бутылку виски и вино, которые мы не успели откупорить – все равно в самолет пронести их будет нельзя.  

 

Беседовала: Ольга Карпова


Самые популярные