Первое после распада Oasis интервью Ноэля Галлахера

11 ноября 2011 г., Разместил: Петр Щегольсков

В новом эксклюзивном интервью NME Ноэль Галлахер рассказывает о своих новых сольных проектах, о том, что он на самом деле думает о Лиаме, Beady Eye и распаде Oasis – и почему он не представляет себя стоящим на сцене стадиона, будто «чертов бард».

В новом эксклюзивном интервью NME Ноэль Галлахер рассказывает о своих новых сольных проектах, о том, что он на самом деле думает о Лиаме, BeadyEye и распаде Oasis – и почему он не представляет себя стоящим на сцене стадиона, будто «чертов бард».

Все улыбаются, все в хорошем настроении, Ноэль Галлахер сидит с чашечкой каппучино в руке в Electric Cinema в Портобелло. Всего пять минут назад он прервал свое долгое молчание, и журналисты со всех уголков планеты яростно записывают каждое его слово.

Конечно, многие из них касаются его брата и предыдущей группы. Полной неожиданностью, однако, стала новость, что целых два сольных альбома уже готовы к выпуску. В общем можно сказать, что первая встреча Ноэля с журналистами была далека от войны. «Я думал, что буду настроен более воинственно, что все будет банально. Через две минуты, когда первый вопрос был о Beady Eye, я подумал: «Ну, все, понеслось». Но все было нормально. Не так, как я ожидал».


Появление Ноэля Галлахера на публике, в отличие от его брата Лиама, едва ли могло быть другим. В большей степени потому, что… ну, его младший брат так и не покинул группу. Сразу же после распада Oasis Лиам бросился в бесконечную вереницу интервью, видимо для того, чтобы продвинуть свой лейбл одежды Pretty Green. Хотя эти беседы часто начинались с курток, которые являются страстью Лиама, заканчивались они обычно разговорами о его новой группе, Ноэле и Oasis, а цитаты последних слов интервью неизбежно становились его заголовками. Затем последовали интервью для раскрутки альбома “Different Gear, Still Speeding”.

Вот и Ноэль сидит сегодня перед публикой, жаждущей его комментария о распаде группы. Один бульварный журналист задает ему свой «большой вопрос»: «Почему электрический чайник в пресс-листе записан как инструмент?» Ноэль, смеясь, отвечает, что позже собирается купить новый. А представляя себя на пресс конференции, уточняет, что это событие будет увековечено на YouTube, если вдруг какой-то журналист его пропустит. «Я думал, что если скажу это однажды, то мне не придется это повторять. Путешествуя по всему миру, приходится говорить об этом постоянно, а мне больше не придется этого делать. Я просто не хочу говорить, что я дал свою версию произошедшего – я просто рассказал правду. Теперь все мы можем двигаться вперед. Я здесь, чтобы сделать здесь две записи для альбома, а не для того, чтобы заявлять: «Да-да! Я вернулся!». Я не хочу возвращаться в Париж по тысяче раз, потому что это ужасно скучно».
Итак, упомянув об альбоме «White Denim», пора начинать.

 

- Ранее ты говорил, что две песни из твоего нового альбома (“I Wanna LiveIn A Dream (In My Record Machine)” и “StopTheClocks”) должны были появиться на последнем альбоме Oasis, но этого не случилось, потому что «когда пришла очередь Лиама записывать вокал, он забил на все и улетел в Лондон жениться, никому не сказав». Он в свою очередь говорит, что ты придержал эти песни для своего сольного альбома.

- Лиам много говорит, не так ли? Мне жаль, но он врожденный лгун. Эти песни были записаны в разное время, для двух разных альбомов, и вокал так никогда и не был записан. Я перезаписал их в другом ключе, под свой голос. Это те две песни, которые наиболее напоминают Oasis. Но что бы он ни говорил – это полная чушь.

- Ты также ранее упоминал, что демо-версия сингла BeadyEye “TheRoller” была записана во времена альбома “Heathen Chemistry”.

- Да, я помню, как играл на барабанах для одной из версий “TheRoller”. Мне всегда нравилась эта песня. В последние пять лет Oasis мы также репетировали “The Morning Son”. Некоторые мелодии с “Different Gear, Still Speeding” я слышал и раньше.

- Которые из них?

- Я бы сказал, у половины всех песен я узнаю названия.

- Ты раньше описывал “The Roller” как «Сингл номер один». Тогда почему он, или другие песни Beady Eye, так и не появились на альбоме Oasis?

- “Millionaire” должен был быть на нашей последней записи, но меня жутко раздражала строчка «Тебе придется узнать себя получше». Мне показалось, что она напоминает The Charlatans. “The Roller”, да, я всегда думал, что он должен стать мега хитом для Oasis, но мы так и не продвинулись дальше демо-записи.

- Значит, не слушая альбом Beady Eye, ты знаешь все их песни?

- О, да-да-да. К тому же я видел их на Jools и Live From Abbey Road.

- Значит, пока они на ТВ, ты к ним не равнодушен?

- Нет! Я по-прежнему общаюсь с Джемом и Крисом Шэрроком. Недавно я встречался с Крисом. Они мои друзья. Надеюсь, они счастливы, делая то, что они делают.

- Что насчет Энди Белла? Он всегда отсутствует, когда ты называешь бывших участников Oasis, с которыми ты в хороших отношениях.

- Ну, той ночью в Париже он просто сидел в комнате и не сказал ни слова. Я не имею ничего против него, он милый парень, с которым здорово быть в группе. Я тогда я подумал: «Что за черт, ты сидишь здесь, ничего не говоришь, в то время как группа разваливается». Но я желаю им всем удачи. Серьезно.

- Ты не шутишь? Все думали, что ты был рад, когда их последний сингл дополз только до 71-й строчки.

- Честно говоря, это был как сигнал тревоги. Я думал, что все это связано со мной. Так что, когда “The Roller” добрался до 30-го места…

- 31-го, если быть точным.

- …многие решили, что я этим доволен! Но это не совсем так, я был шокирован. Я думал, что он достигнет того же, чего достигали синглы Oasis. Очевидно, что парням, которые выпускают мой альбом, придется проделать большую работу! Я был удивлен.

- Многие были удивлены, включая их самих. Лиам назвал это «проверкой дел в реальных условиях».

- Я не знаю, насколько можно доверять чартам. Я не знаю, сколько они продали синглов на самом деле. Я даже не могу назвать их последний сингл.

- Не говорит ли это о том, что нужен новый подход? Beady Eye согласились, правда, неохотно, чтобы “Bring The Light” можно было скачать бесплатно. Ты всегда выступал против того, чтобы музыка распространялась бесплатно. Не настало ли время изменить свое мнение?

- Нет-нет. Никаких бесплатных загрузок. Я ценю свою музыку. Я считаю, что если ты покупаешь музыку, то ты как слушатель больше ее ценишь. Я просто не люблю бесплатные загрузки и точка. Некоторые мои любимые группы идут на это, Kasabian к примеру. Но я не разделяю их точку зрения. Я никогда не делал этого в Oasis, не буду делать и сейчас.

- Как ты думаешь, СМИ сыграли свою роль в распаде Oasis? Лиам говорил, что ты писал много дурного о нем, что вы читали посты друг друга.

- О, я никогда не читал его посты. В тот момент у меня даже не было компьютера. Я и свои-то никогда не читал, просто отсылал их и все.

- Недавно он читал твои посты. И даже отвечал на них.

- Лиам окружен бессовестными людьми. Я читал историю, что, якобы, его секьюрити отправили кому-то пару пуль в конверте. Я подумал: «Знаешь что, делай так, как тебе нравится, и уходи. Я не хочу быть втянутым в это дерьмо».

- Но ты же знаешь, что его это бесит.

- Люди из Big Brother меня попросили сделать тур-блог, и я сделал это. Не знаю, насколько его взбесило то, что я выиграл награду NME. (Смеется.) Но, кажется, это накалило обстановку. Я никогда особо им не интересовался, никогда его не читал. Я знаю, Лиам старался.

- На пресс конференции ты сказал, что «пожалел, что ушел» и что вы «могли бы никогда не распасться». Однако, Лиам недавно говорил: «Oasis закончился. Это было видно даже слепому.  Новая запись, видеоклипы, большой тур, скандалы. Я рад, что эта рутина закончилась».


- Лиам много чего говорил, говорил, как от тура с Oasis его тошнило. «Это все замкнутый круг, бла-бла-бла», а я думал: «Правда? Первый раз об этом слышу».

- Так значит, у Oasis был другой выход?

- В смысле музыки?

- Ну да.

- Мне кажется, люди перестали слушать. Они приходили на концерты, но не слушали. Кого-нибудь волнует, что у Rolling Stones новый альбом? Они просто пойдут на их концерт, разве не так?

- Ты так чувствовал, когда вышел “Dig Out Your Soul”?

- Ну, люди слушали нас. Пресса – нет. Но мне никогда не казалось, что мы близки к концу. Потому что половина этого материала, альбом High Flying Birds, была написана и отрепетирована раньше, так что часть его точно появилась бы в какой-то момент. Но сейчас это взгляд в прошлое, правда?

- А что в будущем? Где ты собираешься играть? Стадион Уэмбли? Собираешься ли ты достичь того же, что и Oasis?

- Я не думаю, что в состоянии стоять на сцене стадиона, как какой-то чертов бард с акустической гитарой, и отыграть полтора часа. У групп больше энергии, чем у вкалывающих авторов песен. Кто из соло исполнителей последним играл на Уэмбли? Джордж Майкл?

- Может, Маккартни.

- Ну, он был в The Beatles …ну, тогда я был в Oasis! Он был фронтменом всю свою жизнь. Я – нет. Возможно, я смогу сыграть на сцене в Манчестере. Посмотрим, куда все это приведет. Мне нравится находиться в таком положении, я не чувствовал себя так со времен “Definitely Maybe”, когда мы думали: «Выпустим этот альбом, посмотрим, что будет». В Oasis я всегда знал, что будет. И это здорово, но возможно все, и я не ставлю себе какие-то рамки. Но я уверенно могу сказать: «Я ни коим образом не буду стараться достигнуть результатов Oasis. Никогда».

- Ты не очень хочешь быть фронтменом, но хочешь быть соло исполнителем. Это хорошо?

- Я действительно очень хотел заняться каким-нибудь другим проектом в Oasis, но тогда это было нереально. Я уже говорил, что выступал сольно и ранее, но я сидел на стуле со своей гитарой, играл для благотворительности. Это совсем не то. Сейчас выходить на сцену с новыми песнями и пытаться продать их людям – это все головная боль для меня! Это не я вовсе. Тот, кто делает бэк-вокал, играет на электрогитаре – вот это я. Я отточил эту роль. А сейчас я должен делать что-то еще. Я постараюсь выложиться на все сто процентов. 

 

И с этими словами Ноэль Галлахер уходит. Еще нужно сделать пару снимков, выпустить сингл – по прогнозам в Интернете – “The Death Of You And Me” с бисайдом “The Good Rebel” – еще одна песня, которая должна была появиться у Oasis – и, конечно, купить новый чайник. Еще будут репетиции с новой группой, ведь сольное турне начинается в Дублине 23-го октября. Даже если фаны возненавидят его альбом – а это вряд ли – у него все равно будут вызывать на бис. Все, что теперь ему надо делать, это стоять каждый вечер в центре сцены по полтора часа.
А вот еще одна цитата, сами знаете от кого, на фестивале In The Park: «Я полностью готов вербально, физически, музыкально и умственно к встрече с Ноэлем Галлахером. Я слышал наши новые мелодии, они классные, так что мы готовы».

Перевод: Kasabian


Самые популярные