The War on Drugs - Slave Ambient

30 августа 2011 г., Разместил: Igor' Bannikov

Музыканты с кризисом самоидентификации нередко производят на свет поразительные вещи. Впрочем, с такой же легкостью они фабрикуют опасный для слуха какофонический бред.

На каждого Принца найдутся тысячи бездарностей, которые будут думать, что скомпилированный ими кантри-поп-шансон и есть будущее музыки. The War on Drugs во главе со своим фронтменом и сонграйтером Адамом Грандучелом на своем новом альбоме Slave Ambient тоже наворотили неслыханную кучу малу, но верхом на ней они хорошо пропахали сухие пастбища современного рока мелодиями 70-х. Боб Дилан, Нил Янг, Брюс Спрингстин и Том Петти – четыре редко захожих в инди-рок критику героя. Но Slave Ambient просто невозможно слушать без мысли о них. Временами Грандучел фактически превращается в Зелига, крадущего вокал у них прямо из глотки: он растягивает слова, как Дилан, он пронзительно каркает, как Янг, и он даже делает "hoooooo!", как Спрингстин. Даа, он делает тааак.

 

Тем не менее, The War On Drugs не просто отдают дань 70-м, в отличие от своего филадельфийского соотечественника и бывшего участника группы Курта Вайла (Kurt Vile). Помимо старообрядческих рок-мотивов альбом балансирует на грани множества разных влияний от пост-панка и фолка до краутрока и шугейза. Гулкие волны звука открывающего номера 'Best Night' словно пришли с лучших работ Neu!, Spirtualized, Yo La Tengo и… недавнего альбома Destroyer, а вокал - прямиком с соседних пластинок Курта Вайла и Fleet Foxes. Пронизанная моториком 'Your Love Is Calling My Name' напоминает песню 'Keep the Car Running', вывернутую наизнанку, услышав которую Arcade Fire почувствуют себя школьным ансамблем. 'Baby Missiles' звучит как 'Walk of Life', если бы вместо Dire Straits ее исполнял Босс, проапгрейденный до версии 2011 года, а финальный трек 'Black Water Falls' – так, словно его исполняет сам Дилан. Слушая же альбом черт знает в какой раз невозможно не думать об эпохе REM, New Order и U2 и четко ухваченном настроении альбомов Daydream Nation и Loveless от Sonic Youth и My Bloody Valentine, соответственно. И при всем этом Грандучел не просто проводит ревизию вышеупомянутых героев, а пропуская через себя, обновляет звучание своих идолов до легкого не узнавания. И со спокойным видом предлагает нам разгадать головоломку, собранную из, казалось бы, совершенно несопоставимых частей. И да, кажется, Алексу удалось невозможное – он скрестил Брюса Спрингстина с шугейзом, получив при этом совершенно новый жанр Босс-гейз.

 

Несмотря на блаженную меланхоличность альбома, спокойствие здесь никогда не длится долго. Вся пластинка состоит из ритмичного противостояния гипнагогического рока и бессловесных пассажей эксплицитной электроники, которые легко перетекают друг в друга. Не смотря на, казалось бы, совершенно несовместимые стили, здесь все на своих местах. Ребята искусно скрещивают эмбиент с рок-н-роллом и чередуют дисторшн гитары, с синтезатором, ударными и гармоникой так, что стыки искать бессмысленно. К примеру, после заглавного сета 'Best Night', 'Brothers' и 'I Was There', драйвовые рок-н-ролльные ударные 'Your Love Is Calling My Name' уступают место синтезаторному шуму, постепенно перетекающему в дрейф и индуляцию 'The Animator', который по сути является данью 'Ecstasy Symphony' Spacemen 3. Это противоборство продолжается до самого конца альбома, где 'Baby Missiles' трансформируется в совсем уж психоделичную 'Original Slave'.

 

Если угодно, Slave Ambient - это поезд, для пассажиров которого само путешествие куда важнее, чем пункт назначения, а все пролетающие за окном пейзажи – временные отрезки музыкальной истории. Во всем этом очень легко запутаться или же попросту не заметить, приняв высокую оценку альбома за очередной аванс пичфорка. Но при надлежащем прилежании, в конце концов, наступает озарение и альбом прямо на глазах приобретает глубину. Он однозначно звучит лучше, чем замечательный дебютник Wagonwheel Blues 2008-го года, после выхода которого от коллектива отделился Курт Вайл. Судя по всему, это пошло группе на пользу. В команде остался один лидер Адам Грандучел. К тому же, в новом составе The War On Drugs образовались очень талантливые мультиинструменталисты Дэйвид Хартли и Робби Беннетт, а также ударник Майк Занги. Творческие разногласия начали стремиться к нулю, а оценки Slave Ambient поползли вверх.

 

По большому счету, за несколько лет в стилистике The War On Drugs фактически ничего не изменилось, но материал стал более насыщенным, продуманным и систематизированным. Грандучел наконец вывел для себя идеальную формулу новой музыки на основе классического американского рока. Если первый альбом был похож на товарняк, весело несущийся сквозь пустынные прерии Фронтира, то второй – это скоростной состав, день и ночь на разных скоростях мчащийся в неизвестном направлении, а в результате высаживающий вас на той же станции.

 

 

Игорь Банников

 


Самые популярные