Ты - Хрен! Ни дня без ругани

Эта рубрика никогда не утратит своей актуальности! Сегодня ругаются: Ноэл Галлахер VS Эмели Санде, а также Бобби Гиллеспи VS современные политиканы.

Ноэлу Галлахеру не по душе почти вся современная музыка, это все знают. Но не так интересно слушать сожаления Ноэла по поводу всей индустрии, как его же выпады в адрес отдельных личностей.

На сей раз досталось двум знаменитым теткам.

 

"Посмотрите на тех, кто нынче считается "the best"! Палома Фэйт? Скажите-ка на милость! Кто нах вообще решил, что она - звезда? Эмели Санде? Да это хренова музычка для старушек! Не цепляет".

 

Палома промолчала, а Эмели ответила Ноэлу в Твиттере - следующим образом:

Лаконично и ясно.

 


Вы думали, что лондонского мэра Бориса Джонсона прямо вот все так любят? Что он - забавный дядька на велосипеде и только? А хрен вам! Бобби Гиллеспи из Primal Scream думает по-другому. Музыкант очень разочарован тем, что поколение, выросшее на музыке Sex Pistols, ни хрена не продолжает бороться.

"Мы живем в экстремальное время, - сказал Бобби. - Но если ты слушаешь современный рок, ты ничегошеньки об этом не узнаешь. Я думаю, как-то странно, что не происходит никаких протестов, не оказывается никакого сопротивления и даже критики никакой нет. Все словно на транквилизаторах! Все, за что боролись люди - члены профсоюзов, анархисты, художники - все это вновь задвинуто назад экстремистами. Люди не способны мыслить рационально. Все эти чуваки вроде Бориса Джонсона прячутся за имиджем неуклюжего школьника... но на самом-то деле он - злобный крайне правый мудак, который делает все, чтобы запретить акции протеста и забастовки. Мы же должны с этим бороться!"

 

"Для меня панк - это нечто большее, чем тупо несколько семидюймовых записей в коллекции и воспоминания о том, как ты классно оторвался на концерте The Clash в Apollo, - продолжил Гиллеспи. - Для нас это было началом творческой жизни. Я думал, что те, кого в свое время затронул панк, станут просвещенными, чуждыми дискриминаций по половому и расовому признаку, умными людьми. Но не все взрослеют одинаково, не каждый берет одно и то же от этого периода. Кто-то вот как Дэвид Кэмерон... Сколько ему? 42? 43? Он вполне попадал в волну эйсид-хауса, но на него это не оказало никакого влияния. Я уверен, все эти парни принимали наркоту, дорожки всякие, знаете ли, но это же совсем другое. Мы занимались этим, чтобы приобрести поэтический, психоделический опыт... чтобы достичь духовного прозрения. Та революция, что коснулась наших жизней, никогда бы не задела чуваков типа Кэмерона".

 

Такие вот дела. А вы говорите, велосипеды.


Самые популярные