Восстать из пепла поп-музыки: интервью с Криспианом Миллсом

«Работа поп-звезды напоминает работу проститутки!» «Отцовство вызывает галлюциногенные нарушения сна!»: это и многое другое рассказал нам вокалист Kula Shaker. 

Уже сегодня, 4 марта, в Петербурге выступят самобытные герои брит-поп движения Kula Shaker. Aurora Concert Hall примет первый концерт группы в наших широтах.

Ранее Kula Shaker возглавляли сцены Гластонбери, разбавляя своими фирменными индийскими мотивами хит-парады Оазиса и Блер, а теперь, наконец, они прервали несколько лет тишины новым отличным альбомом и мировым туром. Об этом и многом другом нам рассказал вокалист группы Криспиан Миллс.

Мы застали Криспиана в Москве, накануне их первого концерта в России.

 

- Итак, Kula Shaker наконец добрались и до России – как продвигается тур?
Тур был просто невероятным, нас везде отлично встречали, но особенно отличились итальянцы: они удивительные певцы. Подпевали песню «Govinda» так громко, что нас самих не было слышно.

- Здорово, что долгий перерыв в деятельности группы не отразился на настроении фанатов. А сами Kula Shaker изменились?
По странному стечению обстоятельств, мы стали звучать намного тяжелее, интереснее. Свежее, чем когда-либо. Это всех удивляет, даже нас самих.

- Значит, действительно многое изменилось?
Конечно, как минимум у нас у всех теперь семьи и маленькие дети, которые мешаются под ногами, так что жизнь стала несколько иная. Уже не так-то просто записать альбом и поехать себе в тур, исчезнув на полгода. Но, по правде говоря, когда мы сошлись с группой, собрались в одной комнате, чтобы заняться музыкой – те же чувства и та же химия вернулись по полной. Что касается семейной жизни: отцовство, безусловно, сильно меняет ваш взгляд на мир и отношение к окружающим. Также оно вызывает очень галлюциногенное расстройство сна.

- Сейчас вы можете озвучить главную причину, по которой Kula Shaker решили прекратить играть вместе и причину, которая заставила группу воссоединиться?
Работа поп-звезды напоминает работу проститутки. У тебя куча сутенеров, и в какой-то момент тебе просто приходится противостоять им, чтобы забрать бразды правления в свои руки. Мы – музыканты, а музыкант с поп-звездой имеет мало общего. Успех на поприще поп-музыки душит твое творческое начало, так что прошло совсем немного времени, и я нажал на кнопку катапультирования. Мы выпрыгнули за борт самолета за секунду до катастрофы. Когда же группа сошлась, у нас не было ни лейбла, ни менеджера, да и никому до нас не было дела. Все это стало подходящими условиями, чтобы восстать из пепла поп-музыки.

- Новый взгляд на старые вещи – эту фразу можно применить к последнему альбому? Он ведь не случайно получил название К2.0, это отсылка к дебюту группы – альбому К?
В наше время перевыпусков и постоянных обновлений для разного программного обеспечения, мы решили, что будет неплохо слегка подшутить над названием альбома и выбрали такое. Но 20летие альбома К, безусловно, дало импульс для новой музыки, и, учитывая, что это такой весомый юбилей – ностальгия по тем временам кажется допустимой. Мы совершили полный цикл, закрыли его. Время не линейно. Как сезоны в году оно движется циклично, и мы прошли полный круг. Вернулись к корням, вернулись к началу.

- Какую песню с нового альбома сейчас можете выделить как любимую и почему?
Все песни мне как дети, так что любимчиков у меня нет. Но я думаю, «Mountain Lifter» и «Here Come My Demons» стали популярны среди слушателей, поскольку они весьма эпичны. А «Infinite Sun» and «33 Crows» звучат как беспринципная классика. В общем, весь альбом приняли очень хорошо, чему мы несказанно рады.

- На новом альбоме, как и на предыдущих, улавливается влияние индийской музыки. Ваша связь с культурой этой страны все еще сильна?
Это не просто влияние. Древняя Индия – это неотъемлемый аспект наших личностей. Это отражается на всем: на музыке, на словах… Даже на нашем райдере и еде, которую мы заказываем бэкстейдж.

- Во время перерыва Вы увлеклись киноиндустрией и написали сценарии для нескольких экранизированных фильмов. Планируете продолжать эту деятельность?
Ну, этим делом я все еще занимаюсь. В основном пишу, у меня много проектов на стадии развития, в том числе еще один фильм с Саймоном Пеггом (Криспиан был автором сценария для фильма «Фантастическая боязнь всего», где Пегг сыграл главную роль – прим. ред.). Создание фильмов требует огромных усилий и гигантских денежных вложений. Ледники движутся быстрее, чем снимается кино.

- А если бы бюджет и возможности были неограниченными, что бы хотелось снять и кого выбрать на главные роли?
Я бы столько всего хотел снять, но на это ни за что не хватит времени. Было бы здорово, если бы кто-нибудь экранизировал Новый Завет, «Апокалипсис». Текст уже подойдет в качестве сценария – получился бы полный психодел. Ужасающий Арво Пярт написал бы отличный саундтрек, да и на главную роль есть немало подходящих кандидатур. Например, кто может сыграть  Зверя? Или вавилонскую блудницу? Может, Дональд Трамп? Или Хиллари Клинтон?

- Есть ли такой момент в жизни, который хотелось бы пережить заново? Как в «Дне Сурка».
Нет. Я счастлив двигаться дальше… «Кому нужны вчерашние газеты?».

- Выходит, вы знаете, как не застрять на одном месте... Есть ли у вас девиз, своя коронная фраза, которая всплывала в голове в сложные моменты в жизни?
Есть. «О-оу».

 

Текст: Лина Борисова
Фото: Rock shot

04 марта 2016 г., Разместилa: Лина Борисова

Самые популярные

Новости для фанатов The Strokes

Отец Альберта Хаммонда обмолвился о новом альбоме группы.


Читать дальше

Альберт Хаммонд-младший опроверг слова отца

По словам музыканта, Strokes пока вовсе не в студии.


Читать дальше

Ронни Вуд рассказал о борьбе с раком легкого

В мае музыкант перенес операцию по удалению опухоли.


Читать дальше

Фил Сэлвей анонсировал альбом

Новая сольная пластинка барабанщика Radiohead выйдет 27 октября.


Читать дальше

Андрей Макаревич VS Radiohead

Андрей Вадимович считает, что новый клип Radiohead слишком похож на старый клип "Машины Времени".


Читать дальше