The Holloways: 2008-ой, который уничтожил группу

Сейчас Альфи Джексон, вокалист и гитарист известной в начале века группы The Holloways, играет с новой командой The Rusty Suns, занимается благотворительностью и сольным творчеством. M-E разыскал музыканта в Северном Лондоне и расспросил его о рок-н-ролльном прошлом, настоящем и будущем.

Мы встречаемся с Альфи Джексоном поздно вечером в уютном пабе северного Лондона. В соседнем районе от Холлоуэя, в честь которого Альфи и его приятели назвали в свое время группу. The Holloways были одной из самых солнечных и веселых лондонских банд середины нулевых. Будто выходишь рано утречком из квартиры, в которой царит кавардак, берешь кофе, прыгаешь в автобус – и жизнь прекрасна.

Сейчас Альфи Джексону далеко за тридцать, хотя так на вид и не скажешь. Группы The Holloways давно нет, но в минувшем декабре Альфи решил вспомнить прошлое и устроил реюнион-концерт в примечательном местечке на Холлоуэй-Роуд под названием «Nambucca». Здесь в середине нулевых все для The Holloways началось, здесь же, по сути, все и закончилось через несколько лет. Официально группа распалась в 2011.

На реюньон пришли многие из числа поклонников группы. Их у Holloways было немало.

«Было действительно здорово, – говорит Альфи. – Целый зал людей, преданных нашей музыке, – это очень круто. И после концерта все подходили, говорили приятные вещи. Нам удалось их зацепить. Это действует как наркотик».

В 2004 году гитарист и вокалист Альфи Джексон и басист Брин Фаулер решили создать группу. Вскоре к ним присоединились барабанщик Дэйв Дэнжер и совсем юный гитарист Роб Скиппер.

Декабрьский реюньон был в то же время своеобразным памятным концертом – Скип ушел из жизни в 2014 году. Передозировка героина.

«Кажется, будто это было пару минут назад, – вспоминает Альфи. – Он был совсем мелким, когда мы впервые встретились. Очень худой и андрогинный. Помню, как я увидел его во второй раз – это было в клубе, он там сидел на сцене. В то время у него были довольно длинные кудрявые волосы. Сначала я подумал, что это девушка. А потом вдруг понял: «О, да я ведь знаю эту «девушку»! Роб? Я встретил тебя на прошлой неделе, и мы говорили о том, чтобы играть в одной группе!» …Моргнешь глазом – и вот уже момент, когда Роб уходит из группы. И кажется, что все это уложилось в какую-то пару лет, а ведь Holloways существовали с 2004 по 2011 год. Потом там, правда, уже был второй вариант группы, без Скипа. Семь лет. Но так не кажется».

«В 2007 году мы выступали на второй сцене Гластонбери, Radio 1, входили в список лучших гитарных групп NME, – не без гордости говорит Альфи. – В 2008-ом мы отправились записываться в студию Sawmills, где до нас работали Supergrass, Oasis, Muse. Это было так волнующе. Этот год должен был стать крутым. У нас было много работы, и мы находились там около месяца. Эта студия находится на юге, на реке Фоули, как раз там, где река впадает в море. Во время приливов там очень сильно поднималась вода. Чтобы туда добраться, надо было брать лодку».

Альфи улыбается, вспоминая те времена. Никто не подозревал, что следующие несколько месяцев, по сути, уничтожат The Holloways.

«Мы работали, записывали свои песни… Но однажды нам позвонили и сказали, что наш лейбл – банкрот. Дело в том, что на нашем лейбле также записывался Pitbull, но он взял и выпустил свой альбом с другим лейблом. Это было незаконно, и наша компания подала в суд. Она выиграла его, получила деньги, потратила их, а потом уже тот лейбл подал апелляцию и выиграл ее. Но у нашего лейбла денег к тому моменту не осталось. Поэтому его счета заморозили, в том числе деньги, которые причитались группам – нам, Brian Jonestown Massacre, Towers Of London…»

Чтобы закончить альбом, The Holloways пришлось платить из своего кармана. Альфи старательно рассылал письма по различным рекорд-компаниям. «Sony наш альбом понравился», – замечает он между делом. Но вмешиваться в тот хаос, что царил в жизни Holloways тогда, никто из лейблов не пожелал.

«Мы упустили наш пик, упустили свой момент из-за этой истории, – говорит Альфи. – И на долгие десять месяцев погрузились в разочарование».

За это время случилось практически все, что только может уничтожить группу.

«Роб занялся другой группой, чтобы делать свою музыку, и сказал, что уходит. Дэйв сказал, что с него достаточно, и тоже объявил об уходе. А потом еще «Nambucca» сгорела, со всеми нашими гитарами, ударными, все сгорело. Просто случилось вообще все дерьмо, какое только могло. Все, в один и тот же период. В феврале 2008 умер отец моей девушки, моя тетя попала в больницу, у нее были очень слабые кости. Все это случилось в феврале 2008, очень странное совпадение. Очень плохое время».

Пожар в любимом музыкальном пабе The Holloways «Nambucca» случился под конец ужасного для группы 2008 года, там, наверху, Альфи Джексон и компания хранили все свои инструменты и демо-записи. Но пострадали не только The Holloways – уничтожение столь важного музыкального места существенно сказалось на развитии инди-музыки во всем Северном Лондоне. Только в 2014 году “Nambucca” открылась вновь.

В целом ущерб The Holloways составил тогда около 20 000 фунтов. 

«После всего этого мы решили, несмотря ни на что, продолжать с новыми музыкантами, – говорит Альфи. – Просто у нас ведь был записанный альбом, мы хотели его выпустить. Не хотели, чтобы пропадала работа. В марте 2011 года у нас был прощальный концерт, получается, еще два года мы просуществовали. Но все уже было не так, как раньше – свой момент мы упустили. Жаль. Многие подходят и говорят: вам просто не повезло. Но я на самом деле так не считаю, нам с самого начала как раз очень повезло, что мы в принципе начали заниматься музыкой. Такая жизнь – это уже большая удача».

В том самом прощальном концерте 2011 года принял участие и Роб Скиппер. Альфи вспоминает, что Скип с радостью откликнулся тогда на приглашение, в отличие от барабанщика Дэйва Дэнжера. Брин, Скип и Альфи тогда собирались вместе, как в старые-добрые времена, репетировали, готовились к последнему выступлению. А Дэйв даже на сам концерт не пришел.

В 2012 году Скип пристрастился к героину, и всего за два года наркотик убил его. Он пытался бороться с зависимостью, лечился в Таиланде, но все равно продолжал употреблять. И делал это крайне неосторожно. 

У Скиппера остались жена и маленькая дочка.

«Роб умер в 2014, – говорит Альфи. – И вот опять – все в один и тот же день. Беда никогда не приходит одна. В то утро мой отчим прислал мне электронное письмо, ну, то есть, всей семье. Он сообщил, что мама в больнице, что она ударилась головой. Позвонил маме, к счастью, все обошлось. Пока я разговаривал с ней, пропустил звонки от Дэйва и Брина. И я сразу понял, что раз они оба звонят, значит что-то случилось с Робом. То есть опять-таки все в один момент – мама получила травму и вот такие новости про Роба».  

В декабре на сцену обновленного клуба «Nambucca» вышли только два участника оригинального состава Holloways – Альфи и Брин. Дэйв Дэнжер и на сей раз не захотел принимать в этом участие – и Альфи очень разочарован из-за этого. Прямо видно, как ему неприятно.

«Он не то, чтобы не смог – просто не захотел. Не могу этого понять, – хмурится он и делает неожиданно самокритичный выпад. – Вообще, я бы хотел, чтобы у меня было больше сил и решительности задавать людям вопросы и говорить то, что я должен сказать».

Возможно, впереди у Альфи и Брина еще несколько концертов с The Holloways. Во всяком случае, их зовут. Также Альфи признается, что у него есть несколько песен, которые звучат очень «по-холлоуэйски», как бы намекая, что отдельными концертами реюнион Holloways может не ограничиться.

Но сегодня об этом думать уже не хочется. Время движется к одиннадцати, когда все уютные пабы в этом районе начинают понемногу закрываться. Вечер воспоминаний окончен.

«А знаете, – говорит Альфи. – Отчасти я даже рад, что мы не стали слишком большой группой. Когда ты голоден, ты ищешь возможности, и ничто так не возбуждает, как стремление к успеху – намного больше, чем успех как таковой. Когда у тебя проблемы, песни пишутся лучше. Как сказал Ноэл Галлахер: «Первый альбом всегда о том, как ты страдаешь и хочешь стать рок-монстром. А когда уже стал – о чем писать песни?»


Альфи Джексон и группа The Rusty Suns

Интервью – Мария Макарова

05 апреля, Разместилa: Мария Макарова

Самые популярные

Завтрак Пита Доэрти увековечили в граффити

Пит всего лишь плотно поел - и стал героем мемов.


Читать дальше

Arctic Monkeys + Tame Impala = ?

Ранее Алекс Тёрнер сообщил, что был бы не прочь поработать с Кевином Паркером. Что ответил Паркер?


Читать дальше

Smashing Pumpkins выпустят новый альбом

Он называется "Shiny and Oh So Bright, Vol. 1 / LP: No Past. No Future. No Sun".


Читать дальше

Кто сыграет Кита Муна?

Фильм о музыканте группы The Who находится в разработке аж с 2013 года.


Читать дальше

Friendly Fires - о своем возвращении

Недавно у группы вышел сингл "Love Like Waves", в следующем году можно ждать альбома.


Читать дальше

Wolf Alice взяли Mercury Prize

Приз за лучший альбом достался лондонской группе.


Читать дальше

Новый EP от Hozier на подходе

"Nina Cried Power" выйдет 6 сентября.


Читать дальше

Лили Аллен против хейтеров и против Майка Скиннера

На певицу постоянно льются помои в соцсетях.


Читать дальше